Category: религия

Война на Севере

Эпиграф

"… Не торговал мой дед блинами,
Не ваксил царских сапогов,
Не пел с придворными дьячками,
В князья не прыгал из хохлов,
И не был беглым он солдатом
Австрийских пудреных дружин;
Так мне ли быть аристократом?
Я, слава Богу, мещанин…"
Война на Севере

100 лет назад в эти дни − 104

Гусар-схимник.
Александр Булатович, бывший ротмистр лейб-гвардии гусарского Его Величества полка, баловень аристократического Петербурга, спортсмэн. С его именем соединялось представление о безудержной удали и веселой жизни богатого гвардейского офицера. Блестящая военная карьера ждала его впереди. Он жаждал войны. В 1897 году Булатович в отряде абиссинского негуса Менелика участвовал в сражениях с дикими африканскими племенами. Неоднократно бывал на волосок от смерти. Потом, в русско-японскую войну, участвовал в 27 сражениях и проявил чудеса храбрости. Вокруг его имени создавались легенды… Но после войны в нем произошел глубокий душевный перелом. Он решил «уйти из мира». О. Иоанн Кронштадский благословил Булатовича на монашество. Блестящий гусар сделался афонским схимником.

Collapse )
Война на Севере

Православная жизнь в картинах русских художников

Оригинал взят у vasily_sergeev в Православная жизнь в картинах русских художников

Православная жизнь в картинах русских художников

ПРАВОСЛАВИЕ
Павел Рыженко «Молитва»
Collapse )Утащено отсюда, спасибо  Bo4kaMeda

Война на Севере

Раскол - исторические вши. Паисий Лигарид.

Паисий Лигарид был колоритным и типичным левантийским священнослужителем XVII в. – человеком блестящих талантов, но с циничным складом мышления и полностью аморальным.

Предположительно - его парсуна:



Он родился на острове Хиос в 1612 г. В возрасте тринадцати лет его приняли учеником в школу Св. Афанасия в Риме, основанную папой Григорием XIII для униатских греков. Он закончил ее с высшим отличием в 1636 г. Один из руководителей школы, известный ученый Лев Аллаций хвалил Паисия следующими словами: «Пытливый ум; твердый характер; хорошо начитан, особенно – в церковных вопросах; даровитый и артистичный оратор как на классическом, так и на современном греческом, не чуждый классической поэзии; человек, готовый пролить свою кровь за католическую веру».

Collapse )

Итог деятельности этой вши можно подвести словами Н.Каптерева:
"Эти пришельцы, ломая русскую церковную старину, решая у нас разные церковные вопросы, тем самым не исправляли будто бы затемнившееся православие Русской церкви, а только искажали его. Как русским было не признать глубокаго унижения своей церкви и всего русскаго в том обстоятельстве, что на святой Руси всеми церковными делами орудует и заправляет выходец из Турции, запрещенный архиерей, авантюрист, лишенный своим патриархом кафедры и сана и даже не признаваемый самими восточными патриархами за православнаго..."

Неистовство и гнев Аввакума, боль и душевные муки Ивана Неронова, готовность к страданиям и смерти боярыни Морозовой и сестры её княгини Урусовой идут отсюда, от этого горького унижения, от бессильного возмущения ползанием этих кровососущих гнид по Русской земле...
Война на Севере

Раскол - исторические вши. Арсений Грек.

Интересно, что даже при неглубоком анализе любого переломного исторического процесса рядом с персоной, его символизирующей, можно обнаружить тихо копошащихся людишек...

Как вши, застрявшие в пропотевших складках одежды, питаясь чешуйками ороговевшего эпителия, они елозят, елозят - преследуя какие-то цели, неясные, неявные, непонятные...

Кусая своего хозяина, они извращают его побуждения, направляя его действия в сторону от ранее провозглашенной цели, изменяя сам ход истории.

Во фреске "Раскол", ставшей прекрасной пищей для ума и сердца неравнодушных к своей истории людей, есть два таких персонажа - Артемий Грек и Паисий Лигарид. В старообрядческой традиции эти греки являются воплощением бесов. Кто бы ни затрагивал тему раскола - он не может пройти мимо них.

Артемий Грек - рожденный в православной еврейской семье, он в 14 лет отправился на учебу в Венецию и Рим. Вернувшись оттуда (его старшие братья поразились переменам, в нем происшедшим, и заподозрили измену в вере), он принимает монашество, но влекомый каким-то роком событий, в Риме принимает Унию, затем насильно (по его словам) обращается в магометанство, потом снова всплывает в Литве - в униатских храмах и школах...

В России он оказывается в 1649 году в свите иерусалимского патриарха Паисия, по рекомендации которого остается в Москве в качестве учителя риторики и грамматики, а также толмача с латинского и греческого. Надо сказать, что тогда для всех иностранцев, приезжавших в Россию на длительное время, существовала сложная процедура выяснения вероисповедания или подтверждения православия. Оказавшись в "третьем Риме" в составе представительной делегации Арсений смог её избежать и занять достойное положение в Москве. Но не тут-то было!

Collapse )
Многие исследователи раскола считают, что, не будь Арсения Грека, реформа Никона - не им определенная, но им проведенная,- могла бы пойти иначе. Он сыграл роль детонатора, взорвав накопившуюся в русском православии критическую массу – но не в то время, и не в том месте…
Война на Севере

Энтони Флю - самый известный атеист мира. Читать только атеистам и балдеть :)

Originally posted by ilya_nnov at Энтони Флю - самый известный атеист мира. Читать только атеистам и балдеть :)


Окончил лондонскую Школу изучения восточных и африканских стран (SOAS), Лондонский университет, служил офицером разведки в Королевских ВВС. После войны окончил Колледж Святого Иоанна (Оксфорд), был аспирантом известного ученого Гилберта Райла.

Преподавательскую деятельность начал в колледже Крайст-Чёрч при Оксфордском университете. Затем в течение 11 лет преподавал философию в Университете Абердина и в течение 12 лет — в Keele University.

В 1973—1983 гг. — профессор философии Университета Рединга. Выйдя в отставку, в течение нескольких лет читал лекции на полставки в Университете Йорка (Торонто, Канада).

Долгое время был одним из видных философов-рационалистов, одним из идейных столпов современного атеизма, однако в 2004 г. пересмотрел свои взгляды и заявил, что Бог существует.

Избрал для себя мировоззрение атеиста ещё в 15 лет, впервые известность к нему пришла в академической сфере в 1950 г. после публикации одной из статей. Относил себя к числу «негативных атеистов», указывая, что богословские предпосылки не могут быть ни подтверждены, ни опровергнуты опытом. Этой теме он посвятил книгу «Теология и фальсификация», одну из самых цитируемых философских работ второй половины ХХ века. Утверждал, что любой философский спор о Всевышнем должен начинаться с презумпции атеизма, а существование Бога следует доказывать.

Изменение мировоззрения ученого началось с того, что он пришёл к выводу о верности двух доказательств Бытия Божия, предложенных Фомой Аквинским — «от замысла» и «от перводвигателя». По его мнению, результаты исследований биологами структуры молекулы ДНК со всей очевидностью показали невероятную, непостижимую комплексность всех её компонентов, необходимых для существования жизни и существование Разума, создавшего эту основу жизни. Флю называл абсурдным утверждение, что первая основа жизни — живая клетка, обладающая непостижимой сложностью строения, могла произойти путем эволюционирования неодушевленной материи вследствие неких природных условий.

Известный микробиолог, профессор Фрэнсис Крик, впервые обнаруживший спиральную структуру молекулы ДНК, признал, что истоки происхождения жизни указывают на присутствие какого-то чуда.

В свете знаний, которые доступны нам сегодня, единственное заключение, к которому может придти разумный и не предвзято мыслящий человек - это признание, что жизнь является результатом некоего чудесного творения.
Микробиолог Лед Адлеман из Южно-калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (США) подсчитал, что 1 грамм молекулы ДНК может содержать в себе количество информации с 1 триллиона компакт-дисков (CD). (John Whitfield, "Physicists plunder life's tool chest", 24.04.2003). Биолог, профессор Гене Майерс, участвующий в Проекте Генома Человека, рассказывая о поразительной упорядоченности структуры ДНК, писал в своей статье:

Меня более всего потрясла архитектура и структура клетки...система невероятно сложна. Она вне сомнения создана по плану... В ней есть великий ум. (San Francisco Chronicle, 19.02.2001, Статьи о Проекте Генома Человека под ред.Тома Абате)
Самый примечательный факт о ДНК - это наличие в этой микроскопической молекуле закодированной генетической информации, существование которой невозможно объяснить никакими законами материи, энергии или природы.

Руководитель Германского Федерального Института Физики и Технологии проф. физики докт-р. Вернер Гитт писал по этому поводу:

Любая система кодирования информации - это всегда продукт интеллектуального, умственного процесса. Следует обратить особое внимание на такой момент: неразумная материя не может создать какой-либо информационный код. Все наши эксперименты показывают, что в возникновении в молекуле ДНК этой информации присутствовал и присутствует высший Ум, который использует свою свободную волю, суждение и творческую мощь... Нет никакого физического процесса, закона природы или материального явления, которые могли бы способствовать тому, что мертвая материя произвела бы на свет какое-то знания или информацию... Как нет законов природы или физических процессов, которые могли бы способствовать самопроизвольному возникновению информации внутри мертвой материи. (Werner Gitt. In the Beginning Was Information. CLV, Bielefeld, Germany, p. 107, 141)

Ученые и философы креационисты сыграли немаловажную роль в признании самым известным атеистом мира Энтони Флю факта Разумного творения жизни.

Книги Энтони Флю:

* «Бог и философия» (1966),
* «Эволюционная этика» (1967),
* «Введение в западную философию» (1971),
* «Презумпция атеизма» (1976),
* «Разумное животное» (1978),
* «Атеистический гуманизм» (1993),
* «Жаль разочаровывать, но я все еще атеист!» (2003),
* «Бог есть: Как самый знаменитый в мире атеист поменял свое мнение» (2007)




Война на Севере

Старообрядчество (окончание)


2.      Идеология и идеологи старообрядчества.

 

            Еще до окончательного разрыва с никонианской церковью старообрядческие отцы изложили основные черты своей идеологии и даже выработали некоторые новые богословские положения.

             Первой и основной точкой отправления их мышления было учение о «Третьем Риме» и единственности русского православия. Запад, возглавляемый Римом, учили они, разорвав с православным Востоком, погиб для христианства уже в XI веке; греки продали православие или «зашатались» в вере со времен Флорентийского собора; Западная Русь капитулировала в Бресте в 1596 году, а в 1666 году наступило время Восточной Руси, и сама Москва, последний бастион православия, начала «последнее отступление». Теперь можно ожидать или может быть уже и увидеть приход самого антихриста на когда-то светлую Русь.[12]

               Вторым важным звеном в теориях старообрядцев было утверждение о незыблемости обряда, о богословской невозможности для православия делать какие-либо изменения в богослужебных книгах и церковных священнодействиях. Обряд фактически возводился до высоты догмата. До 1667 года учение сторонников старого обряда не имело импульса для дальнейшего самостоятельного развития, так как до самого собора они верили, что вся церковь вернется к старым книгам. Это новое богословское положение в сочетании с теорией Третьего Рима после собора 1667 года делало раскол неизбежным, поскольку государь и иерархи не хотели отказаться от Никоновской правки книг.[13]

                 Переход всего еископата к никонианам лишил старообрядцев иерархии, которая согласно православному учению хранит и передает благодать и апостольское преемство в церкви. Без иерархов старообрядцы не могли иметь ни своих епископов, ни своих священников, которых рукополагали епископы, ни самих церквей, которые тоже освящались епископами, а без епископов, священников и церквей нормальная православная церковная жизнь и совершение полноты всех таинств невозможны. Поэтому старообрядцам, несмотря на все их утверждения о преданности старой вере, пришлось организовывать новые формы церковной жизни. Уже самым ранним учителям старообрядчества открывались два пути: или держаться традиционного типа церковной жизни, «доставая» священников из официальной церкви, признавая тем самым действительность «никонианского» рукоположения и наличия благодати у «никониан», или отказываться от священства, считая, что весь христианский мир попал в руки антихриста.

              Эти трудности и необходимость новых решений обзначились в старообрядчестве сразу же после 1667 года, однако осознание этого пришло в конце XVII века, когда старообрядчество разделилось на два течения. Одно из них собрало приверженцев консервативной линии и получило название поповского, сохранившего священство, другое собрало радикалов – беспоповцы отрицали возможность продолжения самого института священства. Что интересно, у истоков и того, и другого направления стояли «пустозерские старцы» - протопоп Аввакум, отец Лазарь, отец Епифаний, дьякон Феодор, обсуждавшие в своих письмах все эти, очень серьезно волновавшие их последователей, вопросы. Споры старцев между собой и со своими адресатами закончились их казнью на костре в 1682 году.[14]

               Некоторые другие старообрядческие идеологи (инок Авраамий), считая превращение Москвы из Третьего Рима в царство антихриста свершившимся фактом, утверждали, что Россия погибла, царь стал нечестивым отступником и нигде больше в мире нет «ни царя, ни князя, ни святителя православного». На ближайшее будущее они предвидели природные бедствия и социальные катастрофы – на юге и юго-востоке поднималась казацкая анархия, грозившая залить кровью все царство. Отрицая за царем, властями и церковью всякий авторитет и Божие покровительство и называя иерархию и начальство аспидами, они этим как бы освобождали православных людей от всякой обязанности послушания и повиновения. Это учение приближалось к призыву к бунту и мятежу и было крайне опасным для государства – именно его последователи были в казачьих разинских сотнях (хотя настрой самого Разина был антиклерикальным, по словам одного из атаманов, Разин велел своим казакам «венчатца около вербы»), именно его последователи были дрожжами, на которых поднимались стрелецкие бунты, старообрядцем именно этого толка был и Емельян Пугачев.

               Эсхатологическое мироощущение некоторых духовных лидеров старообрядчества выродилось в массовые самосожжения – последнее очищение душ «новоизобретенным способом самоубийственных смертей». Кроме этого, последователи этого изуверского, по нашим понятиям, направления практиковали и смерть от добровольного голода. Но надо помнить, что начало этому положили царские воеводы, сжигавшие старообрядцев в срубах, а перед смертью жестоко пытавшие их – мужчин и женщин, стариков и детей, если уж рука не дрогнула пытать боярыню Морозову и княгиню Урусову, то что с этим-то быдлом церемониться ! После усердной работы карательных отрядов в одном из нижегородских уездов число хозяйств уменьшилось на 10 000, а число официально казненных достигало 11 000.[15] Многие предпочитали сжечься сами, избегая одновременно и палачей и антихриста, чем подвергнуться пыткам и мучениям. Добровольные смерти не одобряли очень многие отцы старообрядчества, отказывая этим покойникам в церковном обряде отпевания.

            Некоторые исследователи старообрядчества, особенно среди народников, пытались представить старообрядчество стихийным народным протестом против злоупотреблений правительства и иерархии, а Герцен даже пробовал использовать их в революционной работе (здесь он был не первым, во времена Крымской войны агенты вождя польской эмиграции Адама Чарторыйского пытались вербовать живших в Турции казаков старообрядцев в особые диверсионные группы, с помощью которых они собирались поднять восстания на Дону, Урале, Кубани).[16] Видимо, попытки придать старообрядчеству революционно-оппозиционную направленность могут иметь право на существование.

             Старообрядческие идеологи – это особая и большая тема. Самый известный среди них – протопоп Аввакум, обладавший великолепным публицистическим даром, блестяще реализовавший его в своем «Житии…» и многочисленных письмах своим единоверцам. По своим духовным и психологическим данным и складу своего религиозного дарования Аввакум был фигурой равной по величине таким религиозно одаренным основателям церквей, какими были Кальвин, Лютер или Магомет. Он никогда не сомневался в правоте и смысле своей религиозной проповеди. Чувствовал свою собственную духовную силу, осознавал свою ответственность и авторитет. Он был религиозным вождем, глубоко преданным Богу, действовавшим только ради Бога, и бывшим уверенным, что «Бог гласит его устами». Для Аввакума единственным мотивом его борьбы была его несомненная преданность Господу Богу и религиозным идеалам, как он их понимал в свете древнерусской церковной традиции. Сильная натура и ощущение своих могучих духовных сил не могли не делать из Аввакума оптимиста в оценке церковных событий и будущего старой веры России. Аввакум был трогательно и патриархально привязан к своей семье. Он всегда защищал семью как институт, физические отношения между мужем и женой и чадорождение от тех фанатиков целомудрия и сурового аскетизма, которые полагали, что только в отказе от мира и всех соблазнов плоти можно найти спасение своей души. В работах Аввакума виден не только вождь церкви, учитель, защитник и проповедник веры, но и духовник, сердцу которого близки и важны интересы его духовных детей, а их число исчислялось многими тысячами! Центральным местом его учений было не исполнение обряда, а любовь к Богу и ближнему.Тем большим диссонансом звучат в его посланиях рассуждения о страшных гарях-самосожжениях. Своим авторитетом он легко мог осудить и остановить эти ужасные самоубийственные смерти, но он увидел в них доказательство преданности русского народа старой вере, какое-то русское духовное бесстрашие. Многие умеренные старообрядцы возмущались Аввакумом за его подстрекательства и строго осуждали его за прославляющие гари послания.[17]

           Наиболее яркий отпор Аввакуму дал инок Ефросин в своем «Отразительном письме о новоизобретенном способе самоубийственных смертей». Он отмечает часто нечестные и весьма предосудительные приемы проповедников самосожжения и, не вступая в полемику с писаниями Аввакума, заявляет, что гари противны самому духу христианства.[18]

          Наряду с Аввакумом во времена Собора 1667 года выдвинулся представитель нового поколения сторонников старого обряда, не связанный ни с движением боголюбцев, ни с борьбой против патриарха Никона. Это был дьякон Федор, внук крепостного из поместья кн. Одоевских, оказавший глубокое и трагическое влияние на старообрядчество. Он обладал отличными аналитическими и методологическими способностями. Его работы, написанные продуманно и спокойно, были систематически и ясно организованы. Но за этим внешне бесстрастным изложением скрывалась его пессимистичная и экзальтированная натура – это был убежденный проповедник эсхатологического взгляда на развитие русской церкви.[19]

            Очень близок к дьякону Федору по своим взглядам и единственный русский юродивый писатель Афанасий, известный под именем инока Авраамия. Неплохо образованный, хорошо владевший пером, ходивший зимой и летом босой в одной рубашке, он сыграл заметную роль в распространении старообрядческих догм в Москве.[20]

              В конце XVII – начале XVIII века в Поморье активно работали братья Денисовы – Андрей и Семен,- по утверждению митрополита Макария- «никто столько не сделал для утверждения раскола», а один администратор Олонецкой губернии утверждал, что, если бы Андрей Денисов принадлежал к православной синодальной церкви, то он наверное стал бы Патриархом Московским. Его заслуга заключается в ясном, логически и систематически изложенном в его «Поморских ответах», составленном объяснении «старой веры». В своих ответах он не поддается страстям и гневу, а спокойно, с многочисленными ссылками на источники разбирает вопросы синодального миссионера и обличителя «раскола» иеромонаха Неофита. «Поморские ответы» стали декларацией веры всего старообрядчества и были приняты всеми направлениями старообрядцев как главное руководство для объяснения самого существа «старой веры».  Именно Денисовы старались примирить между собой все старообрядческие согласия, затем объединить их под общим знаменем старой веры и даже направить их объединенные усилия на возвращение Руси к древлеправославному идеалу, «на воссоединение единого тела вселенской церкви».[21] 

             В процессе своего исторического развития старообрядчество разделилось на два основных потока, получавших названия «поповцы» и «беспоповцы». Это разделение окончательно оформилось к началу царствования Петра I, когда большая часть священства, не отклонившаяся от старой веры, умерла.           

      С этого момента беспоповцы («поморцы», «преображенцы») окончательно отошли от канонического церковного обряда, внедрив институт «наставничества». Наставники выделялись из самой общины или приезжали из других общин. Как правило, это были люди высоких моральных качеств, имеющие обширные и глубокие знания религиозной образовательной и служебной литературы. Именно они в беспоповских общинах стали причащать, крестить, венчать, отпевать, т.е. выполнять функции священников.

                 У поповцев же вера в таинство миропомазания была сильнее опасений в том, что никонианские священники – суть еретики. И в XVIII, и в XIX веках отмечались многочисленные случаи приема священников-никониан в старообрядческие общины, а в начале XIX века огромный старообрядческий капитал был привлечен для того,чтобы найти и убедить православного епископа перейти к старообрядцам. В 1846 году боснийский митрополит Амвросий рукоположил двух старообрядческих епископов, и с тех пор у поповцев сложилась полная церковная иерархия, глава которой и до сих пор пребывает в Москве, как архиепископ Московский и всея Руси.[22]

                Значительная часть старообрядцев,в конце концов, приняли молитву за царя, для них эта молитва являлась символическим признанием Российской государственности как христианского учраждения и проявлением чувства их неразрывной связи с большинством православного русского народа. Старообрядцы обладали и обладают острым чувством патриотизма, в лихие для нашей Родины года они становились в армейский строй и погибали на фронтах также, как и их православные соотечественники.

                 Демонстративный пуританский подход к миру вовсе не исключает для старообрядцев интереса к научным и техническим достижениям, тому пример один из братьев Рябушинских, который на свои собственные деньги построил в подмосковном имении (в теперешнем городе Железнодорожный) аэродинамическую трубу, кстати, первую в мире. Техническая оснащенность фабрик, заводов и мануфактур, принадлежащих старообрядцам, также всегда соответствовала передовому уровню техники и науки. Дети богатых купцов и промышленников учились в университетах и институтах за границей. А что касается культуры – чем бы был МХАТ без поддержки Саввы Морозова, поддержки щедрой и бескорыстной.[23]

В настоящее время идеология старообрядчества, конечно же, потеряла эсхатологическую окраску. Главной своей задачей теперешние отцы древлеправославной церкви (как поповцы, так и беспоповцы) считают «сохранение святой, апостольской, древлеправославной Веры», а пути решения ее видят в укреплении и поддержании традиций и обычаев общин, абсолютном отрицании экуменизма. Отношения их со светской властью значительно более прохладные, чем, например, у иудаистских или мусульманских общин.[24]

 

3.       Этика старообрядчества.

 

            В результате многовековых преследований и гонений в старообрядческих общинах сложился неписаный этический кодекс поведения. Основным его постулатом является абсолютная честность членов общин по отношению друг к другу. Тому причиной все та же государственная политика непризнания законными связей – родственных, имущественных и других, возникавших в старообрядческой среде. Вопросы рожденния, брака, наследования очень важны для любого человека, а возникающие в делах торговых и промышленных договоренности имели огромное значение для купцов. Все эти вопросы заверялись в XVII – XVIII веках священником и контролировались государством, для которого старообрядческие свидетельства не имели никакого значения. Поэтому в старообрядческой среде честное слово имело буквальное значение, миллионные сделки совершались под честное слово, доверие друг к другу доминировало и в быту, и в делах, это, кстати, одна из причин успеха старообрядческих промышленников и купцов в дореволюционной России.[25]

          Безусловное уважение младших к старшим, причем слово родителей имело для старообрядца решающее значение даже тогда, когда у него у самого были дети.

          Постоянная деятельность – работа, учеба, домашние заботы, молитва,- это тоже один из этических постулатов старообрядца.

           Безусловная религиозность, не напускная, а внутренняя, осознание постоянного нахождения «в руце Божией», строгие религиозные нормы.

           Некоторые исследователи ставят в вину старообрядцам стяжание, т. е. желание разбогатеть. Да, старообрядцы в массе своей в дореволюционное время жили зажиточно, но разве следование тем нравственным нормам, о которых здесь говорится, не есть кратчайший путь к преуспеванию? Отношение к богатству в старообрядческой среде было абсолютно нетипичным – богатство считалось не приобретенным, а «доверенным Богом» и использовать его надо было для добрых дел, помощи людям. Благотворительность в старообрядческой среде была нормой, а пьянство, кутежи, игра, распутство и роскошь в быту – редчайшими исключениями из правил, осуждаемыми без скидок на социальное положение и родственные связи.[26]

            По словам Н. М. Костомарова, «раскол очень любил мыслить и спорить», он же давал оценку старообрядчества как «крупного явления умственного прогресса», которое в течении веков отличалось своей любовью к прениям и исканием ответа на духовные запросы.[27]

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                      *    *   *

                Теперь судить трудно, но не будь безрассудных и нелепых затеек неистового Никона, русские церковные трудности XVII века не приняли такого трагического оборота, какой они приняли в результате введения нового церковного обряда. Но знамя защиты русской веры было создано как безрассудностью патриарха Никона, так и упорной поддержкой его нововведением и царем и правящим классом. Правящий класс мало интересовался переменами, введенными в обряд, но зато решительно не хотел уступать «церковникам», будь они патриарх и епископы, мечтавшими о теократическом царстве, или «ревнители благочестия», которые хотели поставить Бога над законами и политикой государства.

    Старообрядчеству суждена долгая жизнь – и не только как осколку прошлого величия «Третьего Рима», а и как хранителю традиций Православной Церкви, не испохабленной реформами Алексея Михайловича, не запятнавшей себя ни низведением на роль государственного департамента во времена его наследников, ни сотрудничеством с богоборческой Советской властью.

Старообрядчество в настоящее время является хранителем настоящих русских традиций, недаром большинство этнографических экспедиций стремилось именно в старообрядческие места, только там можно и до сих пор услышать старинные, из добатыевых времен, русские песни и сказки, увидеть в реальности бытовые обряды и обычаи наших предков.

 

Использованная литература.

 

1.                      Н.М. Никольский, «История русской церкви», М., Политиздат, 1985.

2. «Памятники старообрядческой письменности», С-Пб., Издательство     Русского Христианского гуманитарного института, 1998.

  3. «Житие протопопа Аввакума им самим написанное…», М.,

                 ЗАО «Сварог и К», 1997.

   4. С. Зеньковский, «Русское старообрядчество», М., «Церковь», 1995.

   5. Старообрядческий церковный календарь на 1988 год, Рига.

   6. Календарь Древлеправославной Поморской Церкви на 2001 год, М.

 



[1] Н.М. Никольский, «История русской церкви», М., Политиздат, 1985, стр.126

 [2] С. Зеньковский, «Русское старообрядчество», М., «Церковь», 1995, стр. 147

         [3] Там же, стр. 152

[4] С. Зеньковский, «Русское старообрядчество», М., «Церковь», 1995, стр.220

[5] С. Зеньковский, «Русское старообрядчество», М., «Церковь», 1995, стр.296

[6] Н.М. Никольский, «История русской церкви», М., Политиздат, 1985, стр.192

[7] С. Зеньковский, «Русское старообрядчество», М., «Церковь», 1995, стр.473

[8] Н.М. Никольский, «История русской церкви», М., Политиздат, 1985, стр.323

[9] Н.М. Никольский, «История русской церкви», М., Политиздат, 1985, стр. 329

[10] Старообрядческий церковный календарь на 1988 год, Рига, стр. 8.

[11] Старообрядческий церковный календарь на 1988 год, Рига, стр. 64.

[12] С. Зеньковский, «Русское старообрядчество», М., «Церковь», 1995, стр. 344.

[13] С. Зеньковский, «Русское старообрядчество», М., «Церковь», 1995, стр. 347

[14] С. Зеньковский, «Русское старообрядчество», М., «Церковь», 1995, стр. 377

[15] Н.М. Никольский, «История русской церкви», М., Политиздат, 1985, стр. 274

[16] С. Зеньковский, «Русское старообрядчество», М., «Церковь», 1995, стр. 17.

[17] «Житие протопопа Аввакума им самим написанное…», М., ЗАО «Сварог и К», 1997, стр. 33.

[18] С. Зеньковский, «Русское старообрядчество», М., «Церковь», 1995, стр. 382

[19] С. Зеньковский, «Русское старообрядчество», М., «Церковь», 1995, стр. 412.

[20] С. Зеньковский, «Русское старообрядчество», М., «Церковь», 1995, стр. 473.

[21] «Памятники старообрядческой письменности», С-Пб., Издательство     Русского Христианского гуманитарного института, 1998.

[22] С. Зеньковский, «Русское старообрядчество», М., «Церковь», 1995, стр. 441.

[23] Календарь Древлеправославной Поморской Церкви на 2001 год, М., стр. 83.

[24] Календарь Древлеправославной Поморской Церкви на 2001 год, М., стр. 6.

[25] Н.М. Никольский, «История русской церкви», М., Политиздат, 1985, стр. 419.

[26] Старообрядческий церковный календарь на 1988 год, Рига, стр. 64.

[27] С. Зеньковский, «Русское старообрядчество», М., «Церковь», 1995, стр. 18.