Category: армия

Война на Севере

Эпиграф

"… Не торговал мой дед блинами,
Не ваксил царских сапогов,
Не пел с придворными дьячками,
В князья не прыгал из хохлов,
И не был беглым он солдатом
Австрийских пудреных дружин;
Так мне ли быть аристократом?
Я, слава Богу, мещанин…"
Война на Севере

Обсервация-69

По результатам дискуссии в ФБ с сожалением отметил, что существует непонимание того, что лейтенант - не офицер. Ну, офицер, конечно, но не офицер.

С потрясающей ясностью, доведённой до высшего градуса издевательства, это проявлялось на крейсерах пр.68 ЧФ. Там была такая команда: "Офицерам и лейтенантам построиться - ют, правый борт!" Или - шкафут, или в коридоре кают-компании, суть неважно. Офицерам и лейтенантам - вот, что важно.

Лейтенант из училища, академии ФСБ, МЧС или ещё какого заведения, пришпандоривающего погоны на плечи, офицером становится. И процесс этот проходит по разному: и по срокам - некоторым хватает года-двух, мне потребовалось около трёх-четырёх, а отдельные личности увольнялись, так и не став офицерами; и по содержанию - здесь всё зависит от первых командиров. В ВМФ - командиров кораблей, в ФСБ - не знаю.

И относиться к выходкам выпускников, надевших погончики с одним просветом и двумя звёздочками - их и погонами-то назвать трудно с высоты моих полковничьих))- относиться к их выходкам как к офицерским просто несерьёзно.

КБ-10 Амбарцумян говорил про таких: "Лейтенант пошёл нагел, туповат и членист". Вот и всё, собственно.

И самая большая лейтенантская удача - попасть под пресс командира, который калёным железом выжжет из него всю дурь, разглядит в нём задатки командные или специальные, и будет, ненавязчиво пиная, заталкивать его в офицерскую судьбу.

Повезло тем, кто встретил такого командира.

А у этих недоносков на гелендвагенах всё ещё впереди - эта история будет портить им кровь ещё долго. Тем, кого оставят.
Война на Севере

Про ядерное оружие

Когда-то давным-давно мне казалось, что Советский Союз (и я вместе с ним) испытывает острое чувство смущения от обладания ядерным оружием - ну, всякие пасхальные марши Бертран Рассел и прочая прогрессивная мировая общественность… Неудобно, мы ж, вроде, оплот и надежда, а вот империалисты нас заставили обзавестись.

Став военным, я, тем не менее, продолжал относиться к этой замечательной дубине, как к оружию Dies Irae - никогда! никогда!
А вот пожив последние двадцать пять лет, наконец-то уяснил всю полезность ракетно-ядерного арсенала со всеми его замечательными ипостасями в виде КРМБ, БРПЛ, ТЯО, РВСН и прочим.
Больше полезного, больше!
Война на Севере

Лёгость

Швартовка - момент обострения всех чувств, момент расширения запаса командных слов, момент истины в корабельной жизни. Можно сколько угодно бороздить полигоны, применять оружие, сдавать курсовые задачи на отлично и хорошо, можно привести с моря благодарность Полюса и/или Звезды, но всё это будет смазано одним корявым подходом к причалу на глазах оперативной службы, друзей-командиров и всяких зевак, которых именно в этот момент хоть отбавляй..

И никому не докажешь, что на этом восьмом причале вечно течения закручивают так, что ни в один атлас схему этих течений не примут, или что механик опоздал с реверсом, а рулевой-дятел воронежский переложил руля, в результате чего сила набрасываемой струи…

Или штурман, замечтавшийся о карьере ВМАТ, прохлопал поворотный пеленг, и пришлось выкручиваться, как муха на стекле, разве что не жужжа.
Или рогатые на юте бросательный подать не смогли - силёнок не хватило добросить, ветер-то отжимной, нужно же было постараться…

Так вот, подают бросательный с помощью небольшого мешочка на конце. Именно он делает бросательный бросательным. В мешочках разные компоненты бывают - подходящие по размеру булыжнички, как правило. В хорошей морской практике (поговаривали ветераны) - свинцовая дробь в парусиновом кисете, или песок.



Этот увесистый предмет русские моряки нежно именуют лёгостью. Лёгость, а не лёгкость, как пытались втолковать нашему боцману мичману Фрипте некоторые выходцы из небольших городков Нечерноземья. Выходцы имели на плечах лейтенантские погоны, и Фрипту сатанел, смешно топорщил нафабренные усы, краснел, явственно чуя в этих растолковываниях пошлые намёки на его молдаванское происхождение и личные сложные отношения с великим и могучим.

Конечно, лёгость. Но весит она граммов под 300-400, и забросить её со скользкой палубы метров хотя бы на 20-25 не так уж легко. А когда тебе в лицо ветер, мокрый снег, то и подавно. Несколько безуспешных попыток подать бросательный срывают предохранительные клапана у командиров, и целясь кормой в торец причала с расчётом вывернуть в нужный момент и на инерции закатить корабль параллельно причалу, они наваливают его бортом на кранцы, а на хорошем ходу - и на сам причал, срывая название, навсегда оставляя на борту продольные вмятины.

При взгляде на них у командиров портится настроения и последствия этих смотрин долго ощущают на себе боцман, старпом, командиры ютовых и баковых швартовных групп...
Так вот, неоднократно испытавши на себе командирский гнев по поводу низкой морской выучки боцманов и прочих "лопат и сапогов" из ютовой швартовой команды, в очередной раз лажанувшихся на подаче швартовов, Фрипту решил отработать заброс лёгостей до автоматизма.

Во вторник - святой день занятий по специальности, святее только понедельник,- на арагубском плацу на расстоянии метров 12-15 друг от друга выстроились две шеренги матросов. В ногах одной из них лежали бросательные, снабжённые лёгостями. Фрипту провёл краткий инструктаж, продемонстрировал приём бросания предмета - а её бросают не гранатой, из-за плеча, а почти как лассо, раскручивая конец на руке, - и дал команду приступить.

Как и всякий боцман, Фрипту был изрядно прижимист, и на тренировку он принёс не штатные бросательные с красивыми сплетёнными лёгостями, а некие верёвочки, к которым его любимец Заурбек подвязал мешочки из разодранной простыни. В мешочках был не свинец, а булыжники с осушки - Фрипту довольно верно рассудил, что собирать рассыпавшуюся дробь с плаца будет затруднительно, а камней ещё наберём.

И именно эта здравая мысль и скупердяйство стали причинами его длительной покладки в госпиталь с черепно-мозговой травмой: раскрутившаяся лёгость оторвалась от верёвочки и прилетела Фрипте прямо в лоб, освободившись по пути от оболочки из простыни.

Хирург, чинивший череп боцмана в видяевском госпитале, узнав обстоятельства, долго не мог поверить, что слово лёгость имеет место быть в русском языке, а по поводу травмы заметил, что "жадность фраера сгубила - от свинцовой дроби было бы только сотрясение мозга, то есть, фактически, ничего бы не было".

Такие дела.
Война на Севере

О снежных заносах

Вспомнилось в рамках борьбы с режимом, поморозившим десятки людей на трассе Оренбург-Орск.

От Ара-губы до Североморска по шоссе в объезд Мурманска чуть больше ста километров. Из них примерно половина - по тундре, где нет ни одного посёлка, поста ГАИ и тп. Даже в хорошую погоду зимой наши военные машины ездили этим маршрутом полностью упакованные для возможной аварийной остановки: вязанка дров, канистра керосина/ бензина, не говоря о тулупе и валенках. Я сам в багажнике тройки возил полешко-другое, а бензин в канистре -святое дело...

...мобильников не было, кстати. Но рассчитывать на помощь проезжающих можно было до определённого времени - примерно до 96 года, потом перестали останавливаться, много было случаев всяких неприятных и кровавых.
Война на Севере

Раздражённости пост.

Я сейчас не о формальной грамотности, не о запятых и наречиях, не о "жи-ши" и "не с глаголами".

Ребята, если вы пишете/упоминаете/сообщаете новости о советском/российском флоте, то раз и навсегда запомните: капитан - это в гражданском флоте. В военном флоте начальник на корабле - командир. И понятие "корабль" - это военный корабль, с экипажем, подчиняющемся регулярной военной дисциплине, носящем форму и находящимся под присягой, а не трамп под панамским флагом, с портом приписки Кейптаун и с командой, набранной с бору по сосенке.

А на гражданском флоте - суда. Вессел, то бишь. Даже танкеры-миллионники - вессел. И только единичные экземпляры из гражданского флота - корабли. Например, Куин Мэри и Куин Элизабет, причём, первые.

Поэтому крейсер "Москва" - корабль, и у него командир. А "Коста Конкордия" - судно, и у него капитан.

А то, что на американских/английских военных кораблях - кэптены, так это их дело и их проблемы. Вот когда будете про них писать - то так и пишите: капитаны. Соответствующая этому слову коннотация будет ясна любому, кто в теме.
Война на Севере

Моряк из штрафбата

Приятно, когда тебя читают. Приятно, когда тебя читают друзья, которых ты знаешь много лет, и читают зорко, обращая твоё внимание на такие подробности, которые сами достойны отдельных историй, а ты их и не заметил.

Недавно я писал об истории гибели "Сокрушительного". Командир этого эсминца за преступное бездействие и халатность был расстрелян, а вот старпома осудили на 10 лет лагерей и отправили в штрафбат.



Рудаков Олимпий Иванович прибыл в штрафную роту на полуостров Рыбачий. Миномётчик - на переднем крае… Был ранен, но поле боя не покинул и продолжал вести огонь по врагу. Судимость с него сняли, и до 1944 года он воевал в пехоте, рядовым командуя противотанковой батареей.

После ещё одного ранения в 1944 году его восстановили в воинском звании и отправили для дальнейшего прохождения службы на Северный флот. Здесь на протяжении весьма короткого периода 1944 - 1945 гг. происходит стремительный взлёт О.И.Рудакова по служебной лестнице: помощник командира эсминца "Громкий", командир эсминца "Доблестный", старший помощник линкора "Архангельск", командир крейсера "Мурманск". На фотографии он справа крайний. Думаю, что в годы войны с ним был знаком мой дед, служивший с ним рядом, минёром, старпомом - в том числе и на "Доблестном".



Можно предположить, что к такой судьбе дважды раненого и храбро воевавшего на суше Рудакова был причастен Головко, тяжело переживавший свой кадровый просчёт в отношении командира Сокрушительного - Курилеха.

После войны Рудакова перевели на Балтику, где он принял новейший крейсер "Свердлов", и именно он, будучи его командиром, осуществил знаменитый фертоинг в Портсмуте, потратив на это дело времени в три раза меньше нормативов Grand Fleet.

О том, чтобы было дальше, пишет Герман Ануфриев: Collapse )

Не думаю, конечно, что Черчилль был шокирован поведением королевы и её сестры настолько, что покинул приём. Просто перепил к этому времени уже, наверное :)) И никакого романа Рудакова с Маргарет не было - жёлтая пресса везде одинакова.

Дальнейшая судьба Рудакова не так ярка - он стал контр-адмиралом, тяжело болел. Его служба Отечеству и жизнь закончились одновременно - на должности начальника кафедры Военно-Морской Академии. Шесть боевых орденов. Вина, смытая кровью.

Справа:


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Интересно, что участвовал он в коронациях дважды - будучи курсантом, Рудаков принял участие в зарубежном походе линкора КБФ «Марат» в Англию и международном военно-морском параде 20 мая 1937 года на Спитхэдском рейде Портсмута по случаю коронации короля Великобритании Георга VI.

Внешне Олимпий Иванович был русский былинный богатырь. Когда он был курсантом военно-морского училища имени Фрунзе знаменитый скульптор Матвей Манизер именно с него лепил фигуру краснофлотца для станции метро "Площадь революции" в Москве.


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Боже ты мой! Я сто раз мимо этой скульптуры проходил и ещё сто раз пройду - но с другим чувством, точно это памятник близкому человеку…

А вот его сын точно совсем рядом со мной - Юрий Олимпиевич был первым командиром скр "Доблестный", повторив в этом судьбу отца, командовавшего одноимённым эсминцем. Потом руководил 5 НИЦ ПЛБ ВМФ - его знали все противолодочники СФ, да и не только СФ.

Спасибо, Костя, за внимательность к инициалам.
Война на Севере

Гибель "Сокрушительного"

Взахлёб прочёл книжку Петра Зинченко "Боевые походы. Записки краснофлотца". Безыскусный рассказ о пережитом: чёрное - это чёрное, белое - это белое.

С автором я встречался в 91 году в Архангельске на мероприятии "Дервиш-91", посвящённому 50-летию первого конвоя. Простой старшина повоевал в годы войны на трёх флотах, побывал в Америке, участвовал в приёмке группы больших охотников и переводе их на СФ из Флориды.

Очень эмоционально он рассказывает о гибели "Сокрушительного", приводя подробности, о которых я раньше не слышал, видимо, они циркулировали в матросских кубриках в те годы. Решил поделиться, в кавычках - цитаты из его книги.

Эсминец проекта 7 «Сокрушительный». Северный флот. 1942 год.
«Эсминец проекта 7 «Сокрушительный». Северный флот. 1942 год.» на Яндекс.Фотках

Вместе с лидером «Баку» эсминец эскортировал транспорты конвоя QP-15, но утром 20 ноября 1942 года попал в жесточайший шторм: ветер 11 баллов, волнение моря 8-9. Корабли потеряли друг друга из виду, и эсминец вынужден был повернуть назад. В 14.30, когда «Сокрушительный» находился в точке 70° 30' с.ш. 43°00' в.д., в верхней палубе в районе 178-180-го шпангоутов образовалась трещина, быстро превратившаяся в разлом. Примерно через 3 минуты корма окончательно оторвалась и вскоре затонула. Оба гребных вала переломились.

"И тут раздался металлический треск, пламя разных оттенков осветило корму корабля и бушующее море. Все увидели, как корма стала быстро отходить от корабля. Из румпельного отсека на удаляющейся корме показались шесть моряков. Они махали руками, что-то кричали, но услышать их было невозможно. Все смотрели на них, слёзы текли, горло перехватывало, дышать было нечем, в голове стоял звон…"


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Корабль потерял ход, его развернуло лагом к волне. Положение было критическим. Находившийся поблизости лидер «Баку» сам получил серьезные повреждения (затоплены носовые отсеки, действующим остался только один паровой котел) и оказать помощи не мог. К месту аварии были высланы из Иоканги эсминцы «Урицкий» и «Валериан Куйбышев», а из Ваенги – «Разумный».


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Спасательные работы проходили в тяжелейших условиях в течение двух дней. Взять на буксир аварийный эсминец не удалось – шторм рвал канат словно нитку, а потом и командир "Сокрушительного" Курилех отказался от буксировки.

"Но в эти трагические часы большинство командиров боевых частей и служб забыли о своём долге и чести офицера, утратили командный голос, долг коммуниста, превратились в сторонних наблюдателей. На верхней палубе отдавать приказы, руководить швартовыми работами, спасением моряков и поддержанием дисциплины приходилось не старшему помощнику командира Рудакову, а командиру минно-торпедной боевой части старшему лейтенанту Лекареву и командиру зенитной батареи Епикову.

…Руководил борьбой за живучесть не главный механик корабля Сухарев, а политрук Владимирский и главный боцман Сидельников…

…Всех подобранных из воды [после неудачной попытки спустить шлюпку] перевели в Ленинскую комнату… после принятия от находящихся здесь уже подвыпивших товарищей дозы спиртного они и вовсе развязали языки. [При переносе продуктов в кают-компанию с баталерки несколько матросов и старшин] хорошо запаслись спиртным, и вот теперь глушили страх до потери человеческого рассудка. Самое страшное, что эта кучка пьяных сумасбродов действовала пагубно на моряков, которые не щадя сил работали, чтобы продлить жизнь корабля… Пели [под баян], кричали кто во что горазд.
Гавришев, еле держась на ногах, поднялся на полубак, где находилась основная часть экипажа, и начал исполнять "Раскинулось море широко". Старший лейтенант Лекарев в пистолетом в руках заставил его спуститься в кубрик и предупредил всех: "При появлении на верхней палубе пьяных, потерявших рассудок, сброшу за борт".

Решили снимать с терпящего бедствие корабля экипаж. Это тоже сделать было непросто - швартовка бортами не удавалась, сильнейшие удары приводили к серьёзным повреждениям корпусов кораблей… Основная часть людей спаслась по канатной дороге, налаженной с "Куйбышева". На "Сокрушительном" этими работами руководил командир БЧ-3 Лекарев.

"На прощание Лекарев спокойным но властным голосом сказал: "Настал час покинуть корабль, так сделайте это с гордостью и достоинством советских моряков". Он подходил к каждому, подбадривал, советовал как вести себя в холодной воде (море - плюс 4, воздух - минус двадцать). Перед прыжком в воду он черпал из бака кружкой водку и заставлял выпить…

"Первая партия была переправлена без жертв, готовили вторую. Но тут с мостика спустилось на полубак командование: Курилех [командир], Калмыков [замполит], Рудаков [старпом], Исаенко, Григорьев, Сухарев [механик], связист и доктор. В момент опасности они бездействовали, сказались больными, а сейчас при первой же возможности кинулись спасать свои жизни…"

"… боцман Сидельников подошёл к старшине Баркову и, привязав ему на пояс маленький чемодан, сказал: "Береги пуще жизни". Когда Барков был поднят из воды, то он, как некоторые предыдущие, был без сознания. Вытащившие его из воды недовольно ворчали: "Сам спасается и тряпки тащит"… Чемодан открыли, а там маленький щенок…"

"К очередной группе… пристроились сильно пьяные Гаврилов, Швартовский, Кузьмин и другие [участники пьянки в Ленкомнате]. Одежда на них была странная - поверх краснофлотской формы они облачились в офицерские кители с орденами и кортиками, а также в кожаные регланы. Их появление возмутило остальных, но времени для принятия мер по поводу такого безобразия не было - торопили с "Куйбышева".

В конце концов «Куйбышев» принял на борт 179 человек, «Урицкий» – 11, «Разумный» – одного. В ходе спасательных работ погибли 14 человек, еще 6 – в момент аварии. К 15 часам 22 ноября на «Сокрушительном» оставалось 15 человек во главе с двумя офицерами – старшими лейтенантами Г.Е. Лекаревым и И.А. Владимировым. Но у находившихся поблизости кораблей кончалось топливо, и им пришлось уйти.

"На отходящих эсминцах ясно видели стоящих на ходовом мостике Лекарева, Владимирского, Сидельникова. Они прощально махали руками. Рядом с ними стояли Терновой, Зимовец и многие другие".

А посланный на смену ушедшим эсминцам «Громкий» тоже получил повреждения и повернул назад. Когда же до места катастрофы дошли тихоходные тральщики ТЩ-36 и ТЩ-39, эсминец найти не удалось – он погиб вместе с оставшимися на нем людьми.

"При высадке спасённых моряков на пирс офицеры эсминца "Сокрушительный" начали было командовать оставшимися в живых, но их команды повисали в воздухе, личный состав им не подчинялся".

Из воспоминаний Головко "Вместе с флотом" :" Жизнь все время вносит поправки в наши представления о людях. Владимиров, Лекарев и с ними 13 человек, оставшиеся на борту "Сокрушительного", скорее всего самые смелые люди из всего экипажа. Сердце сжимается при (мысли, что именно они могут погибнуть.

Курилеха придется отдать под суд. Это, бесспорно, трус, личность без стыда и совести, не имеющая понятия ни о чести командира, ни о долге настоящего человека. Досадно, что не распознал Курилеха раньше…

… Следствие по делу Курилеха и остальных закончено. Отданы под суд Курилех, Рудаков,Калмыков, Исаенко. Штурман, связист и лекпом отправлены в штрафной взвод. Пусть научатся смотреть в лицо опасности и постараются искупить свою вину перед теми, кто погиб на боевом посту, перед флотом, перед Родиной".






Вот он, Лекарев… Посмертно награждён орденом Отечественной войны 1 степени.



Война на Севере

Сучков

Вчера умер адмирал Геннадий Сучков. На эту новость не откликнулся сайт министерства обороны, хотя Сучков являлся советником министра, на сайте navy.ru сообщение о его смерти 8(!) августа дублирует состряпанную каким-то неумехой с mail.ru информацию - некрологом это назвать нельзя,- в соответствии с этим сообщением главным событием в его жизни был судебный процесс по поводу гибели К-159 во время буксировки. Сучков был признан виновным в халатности, повлекшей гибель людей.



Елена Милашина из Новой написала о нём, спасибо ей за это:

"Адмирал Геннадий Александрович Сучков умер 7 августа. Подводник-дизелист, прошел все ступени службы, наплавал на лодках в подводном положении целых 10 лет (общий срок службы в плавсоставе 19 лет, не учитывая выходов в море на испытание «Булавы»), имел на счету 20 боевых походов. Сучков командовал тремя российскими флотами: Черноморским, Тихоокеанским и Северным, уверенно шел к должности Главнокомандующего ВМФ РФ. Несмотря на общий упадок страны и армии, меня не покидает уверенность: Геннадий Александрович Сучков мог стать для российского флота тем, кем был для ВМФ СССР легендарный Николай Герасимович Кузнецов. Но утонувшая при буксировке в 2003 году отстойная лодка первого поколения К-159 утопила и эту, последнюю надежду флота на главкома-профессионала."

Далее - http://www.novayagazeta.ru/society/59434.html
Но не думаю, что сравнение с Ходорковским ему бы польстило…

Я с ним в море ходил несколько раз, ещё когда он командиром эскадры в Полярном был, очень хорошее впечатление произвёл на меня…

Сашка Жучков, одноклассник по училищу, о нём говорил только в превосходной степени - служил под его началом много лет, и на ТОФе в том числе.

Женя Ирза и Русаков вспоминали его добрым словом…

Вечная память Вам, Геннадий Александрович!