?

Log in

No account? Create an account

О Чернобыле
Война на Севере
pavel_vish
Почитал я последними вечерами некоторые материалы, старался выбирать те, где нет эмоций. Задачу чтения определил для себя так - выяснить, была ли паника; определить своевременность и полноту мер, принятых для компенсации последствий аварии для населения, попытаться оценить - имело ли государство некие планы действий в подобных ситуациях и, если да, то выполнялись ли они.
В итоге впечатление следующее.

Паники не было, чему способствовала секретность и отсутствие гласности в освещении события.
Мероприятия по отселению людей из близлежащей зоны проводились спешно, но организованно. Решение о том, что людям не разрешали вывозить своё имущество, оправданно. Абсолютное большинство эвакуированных было вполне достойно устроено - в пионерлагерях, домах отдыха и пр. Решение о строительстве города атомщиков Славутича было принято в первые недели после аварии, а квартиры в нём люди начали получать уже в марте 1987 года.

Контроль доступа посторонних лиц в зону операции был организован превосходно, ограждение периметра осуществлено в месячный срок, а дороги, тропы и иные пути контролировались с первых дней аварии круглосуточно, в том числе и служебными собаками.

К работам по ликвидации были привлечены практически все части и подразделения РХБЗ Вооружённых сил, части ГО, военизированные подразделения горноспасателей, огромное количество добровольцев (подчёркиваю - добровольцев) из научных учреждений и предприятий атомной отрасли.

Действия военнослужащих определялись присягой, однако об опасности предупреждали, полученные дозы контролировались безусловно и несомненно учитывались при принятии решений об окончании командировок.

Общий вывод таков - плана не было, что подтверждается хотя бы тем, что всеми этими мероприятиями на первых порах (до 10-14 дней после аварии) занималась госкомиссия во главе с Щербиной. Полномочий для принятия многих решений у неё не было, но был грандиозный авторитет, что объясняет полное отсутствие конфликтов комиссии с республиканскими властями и союзными министерствами.

В основе всех контрольно-эвакуационных мероприятий лежал огромный опыт борьбы с эпидемиями, накопленный русскими и советскими врачами в 19 и 20 веках, это в первую очередь касается действий по изоляции зоны аварии.

Кроме того, определённую уверенность принимавшим решения придавали результаты исследований по воздействию слабых доз радиации на живые организмы, проведённые Тимофеевым-Ресовским в Обнинске в 50-е - 60-е годы, и анализ последствий учений с применением ЯО. Собственно, именно эти данные и были основой решений по оповещениям, эвакуациям, отселениям и тд.

Можно с уверенностью охарактеризовать первичные действия союзных и республиканских властей после Чернобыльской аварии как достаточно продуманные, имевшие осознанный характер, позволившие предотвратить панику и жертвы среди гражданского населения и локализовать последствия аварии в изолированных зонах - как в Чернобыле, так и в Белоруссии, на Брянщине и в иных местах выпадения радиоактивных осадков.

В ФБ напомнили существенное - наряду с добровольцами из научных учреждений и промышленности был организован призыв специалистов РХБЗ и иных необходимых профилей из запаса. И это тоже важное действие государства.