?

Log in

No account? Create an account

О поиске пл
Война на Севере
pavel_vish
Какая же тоска меня охватывала, когда я начинал рассчитывать параметры поиска пл по ТР ПЛК-78 - словами не передать!

Елена Сергеевна Вентцель (урождённая Долгинцева) со своим "Введением в исследование операций" раз и навсегда математически разъяснила всем дурням с якорями на пуговицах - не найдёте. Правда, капитан 2 ранга Германович, читавший нам тактику в училище, пытался убедить нас, что “пуля-дура”, а обстановка в море складывается по разному.
Но, тем не менее, все вероятностные расчёты в ТР ПЛК базировались на её выкладках и обоснованиях, результатом можно было и не заморачиваться - кораблями от 0,01 до 0,05. С вертолётами - до 0,1. Засыпав пол-моря буями с самолётов ("суп с клёцками") - 0,3. А если ещё и тип гидрологии учесть, которая в полярных морях просто бешеная, то эти вероятности можно было считать оптимистическими.

"Ну, увеличивайте, флагштурман, увеличивайте вероятность. Берите флагмина (где этот Щербина шляется, кстати?) и увеличивайте вероятность. Вы что - хотите, чтобы я с этими вашими подсчётами на доклад к Командующему флотилией пошёл? К Касатонову?! Гомерически смеюсь. И не смотрите так на меня: вы не Галилей, а я не святая инквизиция. И этого математического гения Вавилова вызывайте, он любит на калькуляторе мои приказания обсуждать. И начальника штаба сюда - он академию только что закончил - вызывайте, вызывайте его, это приказание, а не пожелание," - вот примерно так Александр Константинович Смирнов, Курган-30, закончил заслушивание предложений в его решение по поиску пл в назначенном районе Баренцева моря.

На часах было 17.30. Бригадный кунг уже начали выкатывать из гаража и заводить всем миром. Разумеется, в Видяево он уехал без нас. Но я успел снять с него Ф-РТС Миша Вавилова – комплект противолодочных мыслителей без ртсовца неполон.

«Паша, - Жаринов обращался ко мне по имени, пока я не надел погоны с двумя просветами, - надо думать. Могу дать наводку – нестандартные тактические приемы. После вечернего чая жду предложаний» - и ушел. Позывной начальника штаба бригады – Кирасир. «Кирасир, кирасир…»: напевал я себе под нос, глядя в его удаляющуюся спину, пытаясь придумать обидную рифму. Не придумывалось. Вообще ничего не придумывалось.

Олег Щербина, флагманский минёр бригады, был меня постарше и поопытней – не первый год флагманил, да и академия за плечами. Однако и он приуныл, когда я в лицах передал ему приказания Кургана «увеличить вероятность» и Кирасира «думать нестандартно». Миша Вавилов вообще обозвал всё происходящее лженаукой и начал листать РД.

Поиск пл подразделяется на «поиск в районе», «поиск на рубеже» и «поиск по вызову». Второй и третий виды абсолютно понятны, просчитываются, и их практическая реализация, чем бы она ни закончилась, оставляет командира КПУГ в ясном осознании, что задача выполнена.
А вот «поиск в районе» - это та ещё галиматья. С учётом того, что подводная лодка обладает несомненным первенством при обнаружении КПУГа и вытекающими отсюда преимуществами – возможностью заблаговременного уклонения, нырком под слой скачка скорости звука,- обнаружить её в достаточно большом районе можно только по чистой случайности.

Вот о случайности мы и говорили, «случай – бог-изобретатель» неоднократно возникал в самых разных поисковых операциях, и мы втроём вспоминали их, пытаясь смоделировать хотя бы приближённо те ситуации, когда «единички» возникали из ниоткуда на экранах наших ГАС/ГАК, а милиметровки заполнялись хитрыми кривыми их маневров уклонения.




Готовившийся поиск в районе был составной частью операции флотских противолодочных сил. В море в неясных «яйцах» разворачивались мцпла, бригады дизельных пл развешивали свои завесы от Нордкапа-Медвежьего, Ту-142 – е готовились засыпать буями северную и восточные части театра Главной базы СФ, Ил-38 – е придавались кораблям 2 дивизии, но верхний штаб, сообщив нам районы и время их действий, обрубил всякую возможность повзаимодействовать с ними. «Не доросли вы ещё, Паша, до авиации,» - так, безо всякого политеса, объяснился со мной главный идеолог ПЛБ на дивизии, а когда-то мой флагманский штурман Иванов.

Что ж, не доросли, так не доросли. Передав начальнику штаба эту фразу (он схватился за телефон и начал вызванивать штаб дивизии для объяснений с ним), мы начали мыслить нестандартно. На карте рисовалась интересная картинка – море кишмя кишело поисковыми силами, каждая из них шумела, маневрировала, кипятила воду гидроакустическими комплексами с мощными импульсами, вертолётными самоварами, плюхи самолётных буёв, по словам подводников, тоже слышны довольно хорошо. И только мы выглядели довольно бледно – с Титанами и их жалкой дальностью обнаружения, с хорошо опознаваемым гидроакустическим портретом стандартного Кривака. Вот мы и решили, что при наличии пл вероятного противника в районе именно наш огород она выберёт, чтобы смыться от этой облавы. Отказавшись от линейных строёв – фронта, пелега, уступа и пр., мы за ночь просчитали и нарисовали целый альбом схем маневрирования, постаравшись привязаться к изменяющейся поисковой обстановке. И именно за этой кажущейся хаотичностью нам виделось лицо того «бога-изобретателя», без помощи которого вероятность обнаружения стремилась к нулю…

Пару раз ночью звонил Иванов, видать, штабу дивизии тоже хвост накрутили: «Ну, что там у вас? Мыслите? – Мыслим нестандартно, отстань, Викторыч, и так уже мозги набекрень с нашей задумкой…» НШ, напившись чаю на Достойном, попахивая жареной картошечкой, уселся в кресло у чертёжного стола, время от времени поглядывал на наши схемы и похмыкивал.

Утро: «Мда-с-с-с… Гении противолодочной мысли. Нестандартность. Способ «Очко», тьфу – «Окно»! Вы что тут устроили? Что вы тычете мне в лицо ТР ПЛК, штурман? Я эту книжку наизусть знаю. Минёр, флаг-РТС, а вы? Ну, штурман, понятно – он Каспийское училище заканчивал, а у вас-то обоих академия за плечами. Красные дипломы у всех. Стыдоба. И вы, Николай Василич, мне этот рулон туалетной бумаги подсовываете. Значит, так. Сейчас выходим в Североморск – 6 часов перехода. Оформляйте стандартное решение. Да, квадратно-гнездовым способом. Подрисуйте там пару самолётов – попрошу у комдива. Тактики хреновы. Противолодочники. Пособники врага.»



Заслушивание решений командиров КПУГ проходило в кают-компании Удалого. Желающих продемонстрировать принципиальность и тактический кругозор, задавая вопросы с хитрым прищуром, было больше чем стульев – мы, приезжие, со своими секретными чемоданами и тубусами кучковались в уголочке. Вихрем пронёсся Касатонов, и желающие испытали чувство разочарования – для того, чтобы раздербанить любое решение ему помощники не требовались. И началось…

«Что это, Амбарцумян? Где вы взяли эти карты? Вас там в лупу рассматривать? А? Чтобы все силы поместились… А зачем вам все силы? Вы что – командир сил первой операции? Не слышу. Командир КПУГ-21? Так вы со воим КПУГом и разбирайтесь. Развели тут глобализм. На вашем уровне до корабля должно быть просчитано и прорисовано, до корабля, понимаете. Есть схемы маневрирования? А что ж вы мне суёте под нос глобус-то…»

«Товарищ Смирнов… товарищ Смирнов… Острое сожаление я испытываю, глядя на вас. Почему сожаление? Потому что надежды мои не оправдываются. Что это вы здесь развесили? У вас какие корабли в КПУГе – скр «Туман» и эсминец «Урицкий»? Ах, 1135-е… А поиск построили так, словно с вами вчера англичане Асдиками поделились. Не Асдики? А что у вас там в бульбах? Ах, Титаны? Да мне понятно, что район большой, а авиации не дали… и не надо на вероятности ссылаться, я с Вентцель чай пил много раз, и без вас всё знаю про вероятности… Нестандартная задача и мыслить надо нестандартно. Хотя, кому там у вас мыслить-то в Ара-губе… Что вы там подсказать пытаетесь, капитан-лейтенант со знакомым кислицынским лицом? Иванов, не надо его защищать, безумству храбрых поём мы песню… Товарищ Смирнов, так у вас есть нестандартное решение? Ну-ка, вывешивайте…»

Выслушав пояснения комбрига и начальника штаба к нашим загогулинам, Касатонов усмехнулся, достал ручку и на весу поставил свою подпись на карте. «Первый раз утверждаю анекдот,» - с непередаваемым выражением лица сказал он. Кают-компания вздохнула – порка кончилась.



… Вторые сутки тянулась поисковая рутина: «Горизонт осмотрен – эха нет». Монотонные доклады акустиков Жаркого вгоняли в сон. Соседи периодически присылали информацию о своих действиях – безрезультатных. Корабли ходили строями, вертолёты летали, макая свои ВГСы, самолёты бросали буи: «Контакт классифицирован как ложный». Штаб бригады изображал бурную деятельность, загнав корабли на расчётые маршруты, комбриг неодобрительно бурчал под нос про «говно в проруби»: вместо чётких поисковых строёв с расчётными поворотами по сигналам БЭС каждый корабль маневрировал по своей схеме, добавляя энтропии в мировой хаос.
«Эхопеленг – 274, дистанция 22 кабельтов» - да было это уже, по изобате бьём. Я подошёл к столу прокладчика, штурман уже нанёс точку контакта – не было там изобаты… Следующая точка, ещё одна, ещё… - ЭДЦ вырабатывались довольно устойчиво. И тут эфир словно прорвало – торжествующий голос Шуванова звенел в командной сети радостью: «Контакт подтверждаю», ему вторил скороговоркой Ященко! На крупномасшатабном планшете довольно скоро начала вырисовываться ясная картина – лодка шла генеральным курсом на северо-северо-запад, ходом 12-14 узлов. Корабли сорвались с маршрутов и мчались к ней, занимая места в назначенных секторах слежения.

Наша телеграмма о контакте, видимо, прогнала сон и в верхних штабах – мы не успевали отвечать на запросы, обстановка стала напоминать пожар в публичном доме. Лодка, обнаружив устойчивое слежение за собой, начала маневрировать, увеличивала скорость, контакт то появлялся, то пропадал, но снова восстанавливался… Усталость прошла, голова мгновенно стала ясной, азарт горел в крови. А лодка увеличивала ход – уже 18, 20, 24 узла! Засвистели форсажные, дрожь корпуса усилила ажиотаж – улыбки на лицах, бешено горящие глаза Смирнова, довольная ухмылка в усы Жаринова, хищный оскал Халевина …

В общем, гнали мы её часа четыре, до 72-й параллели, Прилетел Ил-38 и, ставя буи по нашему заданию, дважды восстанавливал нам контакт. Злорадно наблюдали, как силы расступаются перед этой погоней – КПУГи 10 и 77 бригады находились на приличном удалении, КТГ, обеспечивающие проводку рпксн, сматывая свои тралы и параваны, освобождали нам вероятную полосу движения.

А у нас на ходовом был праздник во всём, всё получалось: вахтенные офицеры – умники, механики - молодцы, акустики – герои… «Товарищ комбриг, вас Звезда на связь» - «Товарищ Смирнов, доложите обстановку и свои действия» Выслушав доклад, Касатонов выразительно прокашлялся в эфир и скомандовал: «Передавайте контакт авиации. Не вы одни должны попробовать нестандартные действия – они ещё ни разу контакт от кораблей не принимали, всё только мы от них… Поздравляю, Александр Константиныч.»

А Вентцель и теория вероятностей? Да правы они, наверное. Если стандартно мыслить.

Такие дела.