?

Log in

No account? Create an account

О профессиональных инструментах
Война на Севере
pavel_vish
Штурманский инструментарий прост, но, по сравнению с инструментарием других корабельных специальностей, достаточно экзотичен. И вызывает желание полапать, приложить, пощёлкать, наколоть…

Ну, что у других… БЧ-7, БЧ-4 - паяльники, отвёртки, БЧ-5 - машиностроительный завод, да… БЧ-2, 3 - всякие приспособы для вывинчивания-завинчивания взрывателей и взведения-разведения щеколды. Скучно и цинично, даже шаровую опору на жигулях не взять этими приспособами. Динамометры. БОКА-ДУ.

А вот в штурманской… На буковых планширях, обрамляющих чуть желтоватое оргстекло стола автопрокладчика, кнопочками закреплена карта, на карте в живописном беспорядке лежат параллельная линейка, транспортир, резиночка "Кохинур".
На кронштейне нависающей над планшетом лампы, снабжённой светофильтром, развешаны колющие предметы. Измеритель штурманский - с колечком наверху, самый любимый - со стёршимся никелированным покрытием в средней части ножек, циркуль - тоже повидавший виды с 1953 года, с аккуратной мелкой насечкой на колёсиках, цанговым зажимом, не ломавшим грифель. Моя гордость – циркуль, к ножками которого были аргоном приварены удлинители, позволявшие отмахивать дистанции, померянные МР-310 – от Цыпнаволока, Териберки и Харлова одномоментно,- безо всяких ниточек и параллельных линеек. Никогда его в штурмаской не оставлял – носил с собой в футляре логарифмической линейки.
А логарифмическая линейка – о, это отдельная статья! Ещё в училище полезность этого великого изобретения помог мне осознать мой двоюродный дед, подбрасывая мне всякие задачки на «два движения движка»: «И не надо ничего записывать! Линейка всё запомнила!» Линейка у меня была немецкая, из прочного пластика с необыкновенно красивыми цифрами и шкалами, плоская и двусторонняя, безо всяких прорезей, которые были на обратной стороне отечественных образцов. Дед Павел дал мне на неё червонец – жуткие деньги по тогдашним временам! Так и ездила со мной по всем коралям и штабам…
Из прокладочного инструмента, о котором, собственно, и идёт речь, не любил я протрактор, пользовался им от силы раза четыре, но это, скорее, от специфики штурманской работы на противолодочном корабле. Был бы на тральщике – махал бы им безостановочно.
Транспортиры у меня тоже были всякие – сперва металлические, которые отдельные выдающиеся вахтенные офицеры норовили надеть на кулак на манер кастета, а потом из толстого прочного оргстекла, с чёткой и ясной прорисовкой цифр и рисок. Не успеешь оглянуться, а на нём уже командир отделения рулевых прокорябал глубоко и недвусмысленно – «ЛЕНКОМ»…
Параллельные линейки – сперва из орехового дерева, с бронзовыми перекладинками, с кожаными наклейками на внутренней стороне – чтоб не скользили во время качки, а позже они тотально заменились на прозрачные пластиковые. Тоже красивые, но звук щелчка не тот, не ламповый, да…

В-общем, всё это было необыкновенно красиво, да и сама фигура штурмана, застывшего в полумраке штурманской, задумчивого, наклонившегося над картой, держащего в руке полурастворённый измеритель, тоже чрезвычайна романтична: «Окститесь, штурман! Что вы замерли в картинной позе – спать хотите? Не надо демонстрировать мне глубокие раздумья, идите разберитесь со своим гиропостом – ваши электрики успешно заварили брагу в огнетушителях! И готовьтесь подробно разъяснить мне – доколе?!»