?

Log in

No account? Create an account

О политзанятиях.
Война на Севере
pavel_vish
Каждый понедельник - день политической учёбы: в системе политзанятий (у личного состава), в системе марксистско-ленинской подготовки (у офицеров-мичманов). Да, чуть не забыл - в университетах марксизма-ленинизма (забыл, для кого, для политотдельских, наверное).

В каждой группе был наглядный материал. Постоянно действующий: плакат с ленинским политбюро (прибили к переборке и забыли), политическая карта мира; оперативно меняемый и дополняемый: состав Варшавского договора, блок НАТО, показатели роста экономики, ну, и там по мелочи - поголовье коров и прочее…
Кроме агитматериалов обязательным было наличие указок, и не этих новомодных телескопических, а кошерных - деревянных, выточенных мастеровитым Рустамом, или из стеклопластика с черной карболитовой ручкой.

Само занятие - отдельная статья… Абсолютное большинство руководителей групп готовилось к нему, используя, в лучшем случае, методические указания по подготовке из журнала "Коммунист Вооружённых сил". В худшем (и в основном) - включались резервы памяти, материалы из вчерашней программы "Время", а потом с помощью нехитрого методического приёма занятие плавно переходило в служебное совещание с определением худших, маканием их в навоз под лозунги типа "Вся страна в едином порыве, а старший матрос Декуссаре спит во время осмотра и проворачивания…"

Несомненно важный и нужный смысл этих мероприятий был утрачен задолго до 80-х годов, когда всё, что было связано с партией, с программой КПСС, материалами съездов и пленумов, навязло в зубах, потеряло связь с реальностью - и это понимали все. Командиры, политработники-комиссары, политотдельские клерки-проверялы, офицеры, матросы - всем была ясна никчемность этого единого дня торжествующей идеологии, выхолощенной и доведённой до состояния мумии, лишённой жизни, направленности к чему-то, не измеряемому деньгами, колбасой и рулонами туалетной бумаги. Одни видели это чётко, осознавая и последствия, и причины, другие нерезко, но общее настроение в ходе этих мероприятий можно было характеризовать одним словом - раздражение.

И что же было делать? Что нужно было делать нам - молодым офицерам, пришедшим в кубрики к своим матросам, таким же гражданам нашей великой страны?

Был хороший способ вдохнуть жизнь в эту мумию - изучение карты мира. Начинали с союзных республик, потом столицы, потом Варшавский договор, потом лагерь социализма, НАТО, Латинская Америка, Индокитай…

Попутно вспоминались какие-то книги, ведь говоря о Кубе невозможно не вспомнить о корсарах-буканьерах, а глядя в Средиземное море, где в ожесточённом противостоянии находятся силы 5ОпЭск ВМФ и 6 флот США, нельзя не упомянуть об Ушакове и Корфу, Спиридове и Орлове, княжне Таракановой и падении Византии… А там и до недавнего прошлого недалеко - Отранто и Крит, Дарданеллы и Балканские войны…

Политзанятия в Средиземке - особая статья. Стоя в 15 точке между Мальтой и Сицилией невозможно не рассказать о норманнах и мальтийских рыцарях, Пифагоре и Пунических войнах.

И слушают внимательно, и ждут следующих занятий, и терпят обязательную жвачку про решения партии и правительства, и нетерпеливо обрывают какого-нибудь тормознутого паренька, елозящего по карте в поисках Фолклендских островов: "Да дай сюда указку! Вот они, тащ… А здесь что было?"

И ведь учили карту - от зубов отскакивало! И планы партии по строительству очередных комбинатов и БАМов ложились в разных часовых поясах на разные города и реки, и грандиозность задач зримо вырисовывалась на огромном розовом пятне в северном полушарии…
А потом пропадала. И пропала навсегда.

Но очень надеюсь, что карту мира на теперешних политзанятиях, как бы они сейчас не назывались, продолжают изучать. И знание географии будет по-прежнему верным признаком, прошедших срочную службу.