?

Log in

No account? Create an account

Смерть Багратиона
Война на Севере
pavel_vish
Изо всех научно-популярных журналов, лежащих в киосках, мне нравится Наука и жизнь. В ней сохранена атмосфера научной библиотеки, не загаженой политическими дрязгами, сведением счетов и навешиванием посмертных ярлыков. Сенсации есть - сенсационности нет. Взвешенные формулировки, продуманные оценки, разные точки зрения… Ко всему прочему, буква "Ё" сохранила в журнале все права.

В отличии от многих изданий, встретивших двухсотлетие Отечественной войны отдельными околоисторическими публикациями, домыслами и выдумками, Наука и жизнь опубликовала в номерах этого года много материалов, существенно расширивших мои представления о "героях былых времён", о событиях того времени и их последствиях.

В сентябрьском номере статья о ранении Багратиона. Сказать, что она мне понравилась - ничего не сказать! Меня бросало то в жар, то в холод, когда я её читал! Написанная врачом, без лишних эмоций, она переносит читателя то на Бородинское поле, то в в карету, то в барский дом, где умирает князь Петр… Я словно был рядом - наблюдая его мучения, сострадая, не в силах помочь…

Несколько отрывков:

"… Около 12 часов дня, будучи верхом, генерал П.И.Багратион получает слепое осколочное ранение - "черепком чинёного ядра"- передней поверхности средней трети левой голени…

1243689695_bezimeni-34

Известно, что мужественный полководец, получив ранение и конечно же испытывая сильную боль (от раны и перелома кости), еще несколько минут не подавал виду, что ранен, и продолжал руководить боем…

… Багратиона отнесли в расположенный поблизости перевязочный пункт Литовского полка, где Говоров провёл первую перевязку, назвав её "простой", но при которой он произвёл так называемой зондирование - металлическим зондом исследовал "глубину и ширину" раны. К моменту этой перевязки Багратион находился в уже в шоковом состоянии и почти перестал реагировать на окружающее. Зондирование, по свидетельству самого доктора, причиняло большую боль раненому и, очевидно, усугубило травматический шок…

… Виллие тоже произвёл зондирование… - один из лучших хирургов России того времени - из-за огромной загруженности в день сражения… не обнаружил и не извлёк из раны металлический осколок, и не смог помешать врачам Багратиона совершить новые ошибки.
Рана, полученная князем Петром Ивановичем Багратионом на Бородинском поле 26 августа не была тяжёлой - таково единодушное мнение Виллие, Говорова и Гангарта…

… Везли Багратиона в узкой неудобной карете, не проведя иммобилизацию раненой ноги. Явная вина врачей, не сумевших обнаружить перелом большой берцовой кости!… Нераспознанный металлический осколок в голени и острые концы отломков сломанной большеберцовой кости при каждом движении ноги и толчках кареты вызывали жестокие боли…

… В пути рана Петра Ивановича быстро нагноилась… Операцию в Москве так и не сделали. Позднее, уже после смерти пациента, основные участники консилиума - Гильдебрандт, Говоров и Гангарт - объяснили свой отказ от хирургического вмешательства тем, что им якобы не хватило времени, так как французы вот-вот должны были войти в Москву…

… Узнав, что Москва будет сдана французам, опечаленный полководец впал в "состояние оцепенения". Повязка дорогой обильно промокала гноем со зловонным запахом…

… Прибыли в Сергиев Посад. Остановились. Дальше ехать было невозможно: раненый сильно ослаб и испытывал невыносимые боли в ноге… Говоров выдвигает нереальную версию: "перелом произошёл от "сильной тряски кареты". … сам пострадавший, не имеющий медицинского образования, считал, что у него осколком перебита кость. Он пишет ещё 27 августа из Можайска Александру I: "… В деле 26-го я довольно нелегко ранен в левую ногу с раздроблением кости, но всегда готов пожертвовать и последнею каплею крови на защиту Отечества".

… В Симы приехали 7 сентября вечером. (Симы - это имение князя Голицына, мужа тётки Багратиона, во Владимирской области) … 10 сентября была сделана запоздалая операция "расширения раны"… На перевязке 10 сентября обнаружили, что рана во многих местах уже покрылась "чёрными антоново-огненными пятнами" - явный признак омертвения тканей, то есть гангрены. Необходима срочная ампутация. Однако врачи повели себя странным образом. Ещё
10 сентября они предлагали Багратиону… выполнить "отнятие голени"… Но теперь врачи уже не хотят её делать - из-за тяжёлого состояния больного…

… Наступило 11 сентября… Багратион понял, что обречён. Он нашёл в себе силы для деловых бесед с адьютантом, полковником Брежинским. Прочёл и подписал служебные бумаги для отправки их в Санкт-Петербург. Продиктовал завещание, в котором не забыл и трёх докторов, завещав им крупные суммы золотыми червонцами. Вечером он потерял сознание. "… Одиннадцатого числа больной князь уже не стал принимать лекарства, а под вечер летарг совершенно лишил его чувств. День и ночь - судорожные страшные припадки. Последний долг христианина исполнил перед священником в совершенном забвении и беспамятстве. Двенадцатого числа в 1-м часу пополудни князь скончался".


Статья написана кандидатом медицинских наук Михаилом Давидовым, доцентом кафедры хирургии Пермской государственной медицинской академии - большое ему спасибо.
Он полемизирует с распространённой точкой зрения о том, что рана князя Петра Ивановича Багратиона была безусловно смертельной и убедительно доказывает, что даже с позиций хирургии того времени излечение было возможно - при более внимательном отношении врачей, пользовавших героя.

Николаю Ивановичу Пирогову на момент смерти Багратиона было неполных два года…