?

Log in

No account? Create an account

Событие года
Война на Севере
pavel_vish
Вчера мы были свидетелями торжества моего брата - на филфаке МГУ состоялась защита его докторской диссертации. Многолетний труд, непрекращающиеся раздумья, командировки, дни и ночи за книгами и компьютером - при этом напряженная преподавательская работа! - обширная переписка, встречи и обсуждения - все позади.

Я первый раз участвовал в подобном мероприятии. Очень понравилось следование процедуре - проговаривание всех обязательных в данном случае заклинаний насчет кворума и полномочий членов совета, рассмотрение правильности оформления самой работы и отзывов оппонентов, последовательность выступлений…

Совет был представлен 13-ю членами из 18-ти. Оппоненты в отзывах отозвались о работе брата как о законченном и действительно научном труде, фактически впервые столь масштабно раскрывающем тему французского Нового романа в нашем литературоведении.

Звучали мозгодробительные термины, поминались Лотман, Платон и Аристотель, докторант был осторожно обвинен в неуважении к авторитетам, но после некоторых раздумий обвинение было заменено мягким упреком. Была предпринята попытка обратиться к совести докторанта, щедро пересыпавшего свою диссертацию фактами и случаями из жизни новороманистов - не совсем литературного свойства,- выпятив вперед бороду и сверкая глазами над стеклами очков, спустившихся на кончик носа, докторант отмел все сомнения в возможности и необходимости использовать в литературоведческом поиске факт косоглазия Сартра.

Выражениями "Высокоученый совет", "глубокоуважаемый оппонент" и им подобными участники процесса пользовались без напряжения и иронии, зрители наблюдали за действом с большим интересом и заинтересованностью.

Наконец на столе появился некий ящичек, оснащенный пластилиновой печатью, и нам было предложено покинуть помещение: высокоученый совет приступал к голосованию. Перед уходом я выразил твердую уверенность в коренном отличии методики подсчета голосов в данном случае от методик, принятых в территориальных избирательных комиссиях - и меня быстренько вытащили в коридор.



Результат был объявлен скоро - "…обнаружено 13 бюллетеней, испорченных и недействительных нет, все 13 - за присвоение докторанту искомой степени." Облегчение и некое довольство были прямо-таки написаны на лицах высокоученых членов, как сказала на фуршете бабулечка, защитившая кандидатскую в 1956 году: "Это так приятно, что все за. Сейчас бы и кусок в горло не полез. Чокаешься и думаешь - подлец или нет."

Российская наука приросла еще одним доктором! Ура!

Я очень рад.