?

Log in

No account? Create an account

Режим плавания в Черноморских проливах. Окончание.
Война на Севере
pavel_vish
Черноморские проливы – удивительное место! С прекрасного детства человечества – времен Древней Греции,- они известны и уважаемы – и политиками, и мореплавателями, и историками.

Язон за Золотым руном на Арго плыл здесь, персидский царь Ксеркс порол их воды плетьми, Византия со своей великой и трагической историей, адмирал Макаров в чине лейтенанта проводил свои классические наблюдения за течениями, Черчилль, будучи военно-морским министром, положил на их берегах почти 120 тысяч томми, в Галлиполи был лагерь эвакуировавшейся врангелевской армии…

Проливы – главная цель русской политики на протяжении двух веков, Екатерина своего внука Константин назвала – планировала на престол в Византии короновать, померла рановато…

В наше время проливы потеряли значительную часть своего стратегического значения, но Черноморский флот они по-прежнему запирают в Черном море. Ходят наши корабли через эту узкость уведомительным порядком, порядок этот предусматривает оповещение турецких властей о проходе не менее, чем за сутки. В штабе ЧФ уже давным –давно обходят это дело путем подачи ежедневного уведомления по стандартному образцу, включая в него все корабли первой линии постоянной готовности, и корабли, находящиеся на боевой службе в Средиземке.

В заявке указывается название и бортовой номер корабля – благодаря тому, что оперативная служба Черноморского флота была не в курсе перемены названия, «Ленком» по-прежнему оставался «Ленинградским комсомольцем».

Неся на своих бортах эту каинову печать советского прошлого, а на люке СПУ еще и герб великой страны, «Ленком» поздно вечером встал на якоре в северной части Эгейского моря неподалеку от острова Мудрос – до входа в Дарданеллы рукой подать!

Мне не спалось – в Черноморских проливах я бывал только курсантом, вращая головой на 360 градусов, фотографируясь на фоне дворцов, мечетей и моста, и уж никак не думая о приобретении хоть какого-нибудь судоводительского опыта. Ничем, конечно, этот Босфор не отличался от родной Ара-губы, в самом узком месте его ширина всего 700 метров, ну а в Аре мы у Корабельной пахты практически вплотную проходили… Да и по Маймаксе я не раз прошел… Все равно не спалось. Собрал я в штурманской корабельных штурманов и еще раз, видя на их заспанных физиономиях нелюбовь, переходящую в ненависть, отрепетировал с ними по картам наше движение. На шум поднялся Жаринов: «Паша, что ты людям спать не даешь!» - разогнав участников учений, он начал меня успокаивать: «Да я сто раз там ходил… Да не дергайся ты… Да как свои пять пальцев…»…
Так я и не уснул.

Снимались с якоря затемно, в сумерки подошли к Дарданеллам. На востоке едва забрезжило, а мы под покровом тумана, выпадавшего крупными каплями росы на корабельном железе, уже вошли в пролив. Но не тут-то было! Бдительный турецкий рейдовый пост (видимо, он вел нас прямо от якорной стоянки) завернул нас назад (Солнце еще не взошло!), несмотря на возмущения комбрига, которые успешно транслировал минер Ренат Мустафин, стоявший вахтенным офицером. Он уже тогда поднаторел в изобретении эвфемизмов, заменяющих простые русские слова, которыми изъясняются командиры. Разумеется, он делал это по-английски, но факов я все равно от него не слышал.

Едва над Гелиболу показался край Солнца, как комбриг приказал дать полный ход. Расчеты на повороты я делал, исходя из 14 узлов, и пересчитывать мне все это дело приходилось на лету. На мостике царило какое-то лихорадочное возбуждение. Комбрига в самое сердце обидел этот турецкий пост и теперь он стремился продемонстрировать, что русские моряки здесь, как минимум, не чужие, не гости…

На одном из более менее продолжительных курсов я оглянулся назад – о, Господи! Целая армада турецких фелюг и баркасов, вышедших на рыбную ловлю в пролив, болталась в нашей кильватерной струе, запутывая сети и прочие орудия лова… Мне показалось, что я слышу знакомые с курсантской юности ругательства (азербайджанский очень похож на турецкий), прислушался – нет, это Жаринов что-то объяснял старпому, моему закадычному другу Саше Матушкину.

Вылетев в Мраморное море, мы, невзирая на туман и забитый отметками целей экран радиолокатора, дали 24 узла и помчались к Босфору. «Паша, что-то не нравится мне эти скорости, - Саня был непривычно серьезен, зайдя ко мне в штурманскую,- поговори с ними, что-ли.»

Наведя шороху в Дарданеллах, Коля Жаринов был очень доволен. Прихлебывая крепчайший чай, он выслушал мою справочку о скоростных режимах при проходе Черноморскими проливами, и заявил: «Паша, у нас каждый час на счету – в Новороссийске нам название менять, корабль красить, к визиту готовиться... Вот в Босфоре будет полно всяких трамвайчиков, там и притормозим». На локации уже начали отбиваться Принцевы острова – логово Льва Троцкого, и я, махнув рукой на уговоры, в очередной раз уткнулся в карту Босфора и без того умученную нашими рисунками, справками, пеленгами, курсами и дистанциями…

Оставив по левому борту группу жаждущих зайти в пролив, мы повернули на север и начали втягиваться в историческую узкость, сбавив ход до 18 узлов – куча притопленных турецких рыбаков явно не волновала комбрига, тем более, что никаких обещанных трамвайчиков видно не было. Проскочили Топкапы, я залюбовался было Золотым Рогом, как вдруг на 16 канале прозвучал вызов – рашен вар шип приглашался поговорить. Разговора не получилось – в наш адрес пришла внятная команда развернуться и, выйдя во Мраморное море, встать на якорь до дальнейших указаний. Ренат, разобрав и передав эту информацию, оказался объектом претензий Жаринова. Спрыгнув с кресла, Коля, вспоминая годы безусловного доминирования Черноморского флота на театре, возопил: «Передай этому…, что мы… движемся… в соответствии с оповещением… и пусть этот… нам не указывает…» Ренат отработал команду, коротко сказав в трубку «Роджер аут», и мы продолжили движение. Не тут-то было – турок, проявляя неподдельную настойчивость и заинтересованность, снова заголосил насчет вернуться в Мармару. Тут уже Ренату пришлось напрягаться и объяснять, что состояние двигателей и рулей не позволяет нам разворачиваться в стесненных условиях. Турок стих…

По правому борту после Девичьей башни (чтобы понять, до чего ж похожи турецкий и азербайджанский языки достаточно сравнить, как это название произносится: Кыз Кулеси – турецкий, Гыз Галасы – азербайджанский, в Баку тоже такая есть) начал открываться живописный район Ускюдар – кафе на берегу, сады... Я даже не успел взглянуть на эту красоту, вопль Саши Матушкина «Паша, сюда!» моментально вернул меня на левый борт…

Из-под моста навстречу нам двигалось грандиозное нечто, впечатление было такое, что мост оно сейчас унесет с собой – на мачтах. Супертанкер, огромный, тысяч, наверное, на 600, шел уверенно, по серединке пролива, и его ширины нам обоим явно не хватало. Вот почему трамвайчиков-то нет, промелькнуло в моей голове, Босфор, наверное, под проход этого ракла освободили… Ренат, ликуя от своей догадки, доложил комбригу, вот, мол, из-за чего турок-то нас домогался – если бы взгляды могли убивать…

«Обе машины стоп! – Жаринов нашелся сразу, - Что там по правому борту?» «Кафе, товарищ комбриг!» - радостно сообщил Матушкин. Действительно, течением нас достаточно быстро сносило к каменистой стенке, на которой стояли столики, сидевшие за ними турки и гости Стамбула повскакивали со своих мест, глядя на приближающийся к ним военный корабль, на корме которого сиял герб Советского Союза.

В моей голове судорожно мелькали обрывки каких-то мыслей - с судоходной части нас уже вынесло, глубины на карте вроде кормой позволяют, на бак рулевого с ручным лотом, эхолот показывает черт те что… Я выскочил на правый борт и начал по связи докладывать глазомерные расстояния до стенки, которая неумолимо приближалась. Расчет ходового, стряхнув с себя оцепенение, заработал споро и четко, Жаринов командовал рулем и машинами, удерживая корабль от неконтролируемого сноса. Все это заняло секунды, и вот «Ленком» застыл параллельно веранде кафе, метрах в пяти.

Обстановочка была та еще – турбины свистят, вахта бдительности на верхней палубе с автоматами стоит, рулевой с лотом на баке пытается глубину промерить – турки с кофейными чашками сомлели окончательно, часть пустилась в бега, а часть осталась, решив, видимо, сопротивляться русскому вторжению.

Супертанкер, не обращая внимания на всю эту суету, благополучно миновал нас, на прощание наградив волной кильватерной струи – если бы Жаринов, побледневший и взволнованный, не дал ход, уже поравнявшись с танкером мостиками, нас бы точно качнуло прямо на эту стенку, сложенную, видать, лет пятьсот назад, обросшую водорослями…

Пройдя в тишине красавицу мечеть Ортакёй, миновав мост, с которого на нас глазел добрый десяток полицейских (движение по мосту тоже перекрыли), в полном одиночестве мы двинулись вперед рекомендованной лоцией скоростью. Разговорились на ходовом только подойдя к Румели-Хиссары.

Впереди был Новороссийск, анекдот с плотиком, упавшим за борт и раскрывшимся – во время швартовки, смена названия, прилет ко мне жены – из Видяева через Минск, встреча Главкома, стамбульские лавки и прогулки…

Слава Богу, все обошлось.


Такие дела…

Лето - видимые результаты.
Война на Севере
pavel_vish


Места еще в погребе полно...

Булгария - неоказавшие помощь...
Война на Севере
pavel_vish
"Как сообщили в Прокуратуре РФ, в Казань по поручению следствия был доставлен из Волгограда капитан судна "Дунайский 66" Александр Егоров. Он был допрошен в качестве подозреваемого по уголовному делу о неоказании помощи пассажирам теплохода "Булгария". На время следствия в отношении него следствием избрана мера пресечения в виде подписке о невыезде. В ближайшее время аналогичные действия планируется провести и с капитаном судна "Арбат" Юрием Тучиным.
Напомним, что в отношении капитанов сухогруза "Арбат" и буксира-толкача "Дунайский 66" 12 июля было возбуждено уголовное дело по ст. 270 УК РФ "Неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие". Эта статья может грозить лишением свободы на срок до двух лет."

Российская газета опубликовала материал, который можно расценивать как донос и подстрекательство, или, как минимум, попытку сформировать общественное мнение - http://www.rg.ru/2011/07/19/reg-jugrossii/bulgaria.html

Цитата из материала, которая должна свидетельствовать о настроении этого самого общественного мнения:

"Капитан теплохода "Дунайский-66", наверное, просто растерялся, - пишет блогер Алексей. - Ничто не мешало ему, увидев плотики (а логика должна была ему подсказать, что плотики сами по себе по реке просто так не плавают) и, обшарив в бинокль акваторию (по-любому можно было увидеть хотя бы одного тонущего человека), не расформировывая состав, бросить якоря прямо на судовом ходу, объявить по УКВ-радиостанции о ЧП, спустить шлюпки на воду и спасать людей. До прихода "Арабеллы", может, еще несколько жизней были бы спасены..."

Некий блогер Алексей, ничтоже сумнящеся, ставит себя на место капитана буксира - уж ему бы и логика подсказала, и биноклем бы пошарил, и по УКВ-радиостанции объявил... Ну да, ДТП на трассе...

Все (или почти все) аварии на море или другой крупной акватории катастрофичны - так устроены корабли. Скорость развития последствий повреждений корпуса, поступления воды или пожара на кораблях (судах) очень велика. Очень часто капитанам-командирам приходится организовывать борьбу со взаимоисключающими и противоречащими друг другу стихиями, так было на К-278 "Комсомолец"...

Вследствие этой быстротечности, незнания пассажирами устройства судна и, как следствие, возникающей паники, главной особенностью спасания на воде является небольшое число спасенных. В-основном, это люди, находившиеся на верхней палубе и в помещениях на ней.

Александр Егоров, человек серьезного возраста и, видимо, немалого опыта, капитан буксира "Дунайский-66", осуществлял буксировку 2-х барж. Неясно - с грузом или без. Любая буксировка сложна, эта схема - не исключение.



Остановить такую махину непросто и небыстро - инерция велика, течения закрутят сразу, начнут рваться концы, баржи разбегутся. Именно это и просчитал в уме 30-летний Роман Лизалин, капитан "Арабеллы", храбро и решительно взявший на себя руководство спасанием, и разрешивший следовать по плану "Дунайскому-66". Вреда эта кавалькада в районе нахождения спасающихся людей могла принести значительно больше, чем пользы.

"Капитан растерялся", - пишет блогер Алексей... Растерялся! Это вы бы растерялись, Алексей, а капитан Егоров действовал четко и правильно.

И еще - насчет бросить якоря и спустить шлюпки на "судовом" ходу. Даже говорить об этом не хочется. Если бы капитан Егоров действовал в соответствии с представлениями таких интернет-хомячков, то сейчас спасательная операция была бы значительно масштабнее, а количество трупов и лежащих на дне куйбышевского водохранилища судов увеличилось...

Вот "Арбат" - другое дело. Здесь надо серьезно посмотреть... Пока информации чрезвычайно мало - компания-хозяин судна банкрот, телефоны молчат. Подождем. Только не надо голосить, обвиняя огульно капитанов в неоказании помощи... "А судьи кто?"

Надеюсь, что у прокурорских достанет ума привлечь к расследованию не юристов и начальников департаментов и отделов из Минтранса, а опытных капитанов и судоводителей - в их объективности, готовности и способности разобраться в обстоятельствах можно не сомневаться.

Мир моряков и речников устроен несколько иначе, чем мир деривативов и других финансовых "инструментов" - блогер Алексей, вы слышите меня?

UPD. Вот здесь в тему, только неформальнее)) -
http://sergey-barkas.ya.ru/replies.xml?item_no=11874

Булгария - Фоторепортаж неравнодушного
Война на Севере
pavel_vish
Оригинал взят у macos в "Булгария". Она утонула.


Неделю назад нашу страну, да и весь мир, потрясла страшная трагедия - на Волге затонул теплоход, больше ста человек погибло, среди них очень много детей. Когда находили тела, почти все были в нарядной одежде. Для людей это был праздник. Еще бы - на кораблике, по Волге, в красивый древний город-музей. Вернуться назад они не смогли: на середине водохранилища шириной в пять километров, всего за три минуты оборвались их жизни, и никто ничего не мог сделать - люди беззащитны против воды.

Возвращаясь из экспедиции по Южному Уралу, я просто не мог не приехать к месту трагедии. С высокого берега Волги очень хорошо видно десяток кораблей, которые задействованы в спасательной операции. Хотя почему спасательной - уже никого не не спасти. Также я пообщался с местными жителями, спасателями и побывал в доке, куда на дня днях доставят поднятый со дна речного теплоход.

Read more...Collapse )


Нет, не Витте... и даже не Горемыкины
Война на Севере
pavel_vish
В дополнение к этому материалу - http://pavel-vish.livejournal.com/181181.html



Спасибо barentshavet

Нашел, кому писать...
Война на Севере
pavel_vish
К предыдущему посту: