[sticky post]Эпиграф
Война на Севере
pavel_vish
"… Не торговал мой дед блинами,
Не ваксил царских сапогов,
Не пел с придворными дьячками,
В князья не прыгал из хохлов,
И не был беглым он солдатом
Австрийских пудреных дружин;
Так мне ли быть аристократом?
Я, слава Богу, мещанин…"

Обсервация-70
Война на Севере
pavel_vish
Как-то раз Богемик bohemicus в присущей ему иронично-насмешливой манере ответил на очередную диатрибу рукопожатного представителя светлоликих носителей хороших генов и мудрости веков. Имя его, кстати, и не вспомним сейчас. Диатриба была направлена против русского всего - культуры, людей, мира, и была написана довольно хлёстко, читалась легко.

Богемик существует в своём сферическом мире - Шварценберги, Габсбурги, бургундцы, сейчас вот об истории наркотиков цикл ваяет,- и заставить его среагировать на какое-то современное событие трудно (насколько я сумел заметить, читая его много лет). Но здесь удалось - уж больно грязноват был тот текст, а количество перепостов этой грязи зашкаливало.

И удивительно, что через некоторое время ирония/насмешливость сменилась плохо скрываемой любовью этого известного ЖЖ-анонима к России, к русской культуре и истории. С каждым последующим словом его поста становилось понятно, что диатриба задела его лично, его, человека, давным-давно покинувшего пределы Отечества, нашедшего новую родину, человека, для которого космополитизм давным-давно стал основой жизненных убеждений.

Одним из самых главных аргументов в его возражениях на грязь и пакости в отношении русских, с наслаждением прописанных очередным Смердяковым, была русская литература.

И это всё, что я могу сказать, включаясь (и сразу же выключаясь) в дискуссию о необходимости изъятия Толстого и Достоевского из школьной программы.

О дождевой форме одежды
Война на Севере
pavel_vish
Прибежавший оповеститель что-то напутал - машины у ДОФа уже не было. Ушла, не дождавшись штурмана, значит, тревога левая, в море не идём. Но на корабль нужно прибыть и отметиться, вот, мол, какой у нас штурманец бравый - с неба льёт, как из ведра, а он пешком 7 километров прошагал, лишь бы боевую готовность поддержать.
…Действительно - как из ведра. Зайду-ка я домой за зонтиком и начну движение по вьющейся вдоль сопок и озёр арагубской трассе.
...
Движение заняло у меня часа 3: потоки, льющиеся со склонов, попытки их обойти, и зонтик этот, который ломался ветром со всех сторон, и в конце пути окончательно свихнувшийся. В общем, на корабле я появился в тот момент, когда отбой уже прозвучал, но сход ещё не начался.

Дежуривший Юра Рыжков с сожалением поглядел на меня жалкого и мокрого: "Пашичка, тебя Витя ждёт, прям немедленно, "прям вот как придёт этот диссидент- сразу ко мне", не-не-не, вот не надо в каюту, и сухого не надо надевать - больше жалости вызовешь, иди, Пашичка, а я неподалёку буду, если что с бинтами и носилками…"

Виктор Николаевич Кислицын в ответ на моё "здравияжелаютащкомандирразрешитевойти" оглядел меня с головы до ног,под которыми растекалась лужа, и отрицательно покачал головой: "Не надо штурман, я сам к вам выйду". Вышел и начал внимательно меня осматривать, а в моей голове быстро проворачивались варианты моих преступлений и наказаний - опоздал, но прибыл, фуражка грибом, но насквозь промокшая и форма не определяется, воротник не застёгнут, но подбородок опущен, подбородок не брит, но я по тревоге...

- "Что это?! Что это вы держите в руке, штурман?!"
- …? (в уме, конечно, в уме)
- "В руке у вас что?! Что это за предмет?!"
- "Это был зонтик, товарищ командир!"
- "Зонтик? Что такое зонтик?"
- "Ну, зонтик, товарищ командир, вы что, смеётесь?"
- "Вы что - под дождём с зонтиком шли?!"
- "Так точно, пока не сломался!"

Витя забежал в каюту, порылся на книжной полке и сунул мне в руку тёмно-зелёную книжку, мы все её прекрасно знали - приказ Министра обороны СССР №250 "Правила ношения военной формы одежды…": "Ну ка, найдите мне там что-нибудь про зонтик…"

Взял я этот томик в руки и полистал, прекрасно зная, что нет там ничего про зонтик. Совсем недавно я этот приказ изучал, пытаясь найти там разрешение ходить с пластиковым пакетом Мальборо… Эх, думаю, пропал мой сход...

Так оно и оказалось. Командир приказал принести плащ-дождевик, выданный Родиной, и весь вечер мы с ним в коридоре изучали особенности его ношения и отдания чести на месте и в движении.

И вот ведь что - не ношу я с тех пор зонтики-то. Только над женой или ещё кем. А сам - либо в плаще/куртке, либо мокну.
Вот как отрезало - не ношу зонтики...

Обсервация-69
Война на Севере
pavel_vish
По результатам дискуссии в ФБ с сожалением отметил, что существует непонимание того, что лейтенант - не офицер. Ну, офицер, конечно, но не офицер.

С потрясающей ясностью, доведённой до высшего градуса издевательства, это проявлялось на крейсерах пр.68 ЧФ. Там была такая команда: "Офицерам и лейтенантам построиться - ют, правый борт!" Или - шкафут, или в коридоре кают-компании, суть неважно. Офицерам и лейтенантам - вот, что важно.

Лейтенант из училища, академии ФСБ, МЧС или ещё какого заведения, пришпандоривающего погоны на плечи, офицером становится. И процесс этот проходит по разному: и по срокам - некоторым хватает года-двух, мне потребовалось около трёх-четырёх, а отдельные личности увольнялись, так и не став офицерами; и по содержанию - здесь всё зависит от первых командиров. В ВМФ - командиров кораблей, в ФСБ - не знаю.

И относиться к выходкам выпускников, надевших погончики с одним просветом и двумя звёздочками - их и погонами-то назвать трудно с высоты моих полковничьих))- относиться к их выходкам как к офицерским просто несерьёзно.

КБ-10 Амбарцумян говорил про таких: "Лейтенант пошёл нагел, туповат и членист". Вот и всё, собственно.

И самая большая лейтенантская удача - попасть под пресс командира, который калёным железом выжжет из него всю дурь, разглядит в нём задатки командные или специальные, и будет, ненавязчиво пиная, заталкивать его в офицерскую судьбу.

Повезло тем, кто встретил такого командира.

А у этих недоносков на гелендвагенах всё ещё впереди - эта история будет портить им кровь ещё долго. Тем, кого оставят.

Знакомство с Джоном Буллем
Война на Севере
pavel_vish
Вспомнилось тут. Я же знаком с людьми, которые проголосовали за брехит. Дело было в 1996, когда бпк "Алмирал Левченко" под командованием Ореста Гурьянова заходил в Портсмут и Плимут на очередной юбилей королевы Елизаветы. В походном штабе были и мы - Михаил Готовчиц и я.

Причал в Портсмуте нам дали в замечательном месте - в Исторических доках, в непосредственной близости от Виктори и замечательного магазинчика с морскими сувенирами, таких сувениров я больше нигде не встречал. Кое-какие ещё живы до сих пор.

Режим схода с корабля был щадящим - в светлое время свободно, в форме. Ноги бегали бодро, и за три дня я довольно много успел увидеть в этом городе, где на каждом шагу - Нельсон (в Плимуте - Дрейк, кстати). Но были места, в которые пешком идти было нерационально - по времени.

Разузнав про городской транспорт, я дождался автобуса, залез в него и стал считать остановки. Но что-то пошло не так - центр города с аккуратными домиками, вывесками и бульварами сменился фабричной застройкой, краснокирпичной, знакомой мне с детства по морозовским фабрикам. Да и народа в автобусе поубавилось, а искомого D-day museum не наблюдалось.

Будь, что будет - махнул я на ситуацию рукой, доеду до конечной, развернусь, и вернусь в исходное. Конечная оказалась минутах в 30 от пункта отшествия, водитель заглянул в салон и вопросительно поглядел на меня. Пришлось выходить - двери закрылись, а водила удалился во дворы.

Вокруг меня высились двух- и трехэтажные кирпичные дома, которые у нас называют казармы. Расставленные квадратно-гнездовым способом, они образовывали некое внутреннее пространство двора: с невысокими деревьями, вкопанными в землю столами и лавками. Кое-где стояли вешалы для белья с натянутыми верёвками, бегали дети, а за одним из столов сидела группа мужичков разных лет. Мужички были один в один наши - из таких же промышленных казарменных районов, в спортивных штанах и майках, орали они также громко, также пили пиво из горла, и остервенело спорили, разглядывая игральные карты. Не то, чтобы я был напуган, нет, но напрягся - встреча с такими парнями в моём родном городе не сулила ничего хорошего.

Да - заметили. От компании отделился парень моего возраста, ну, может, чуть постарше, и не спеша двинулся ко мне: трудно было меня не заметить, в чёрной форме, белая фуражка…
-Рашен?
-Йес...
- Сэйлор?
-Йес...
- Коммодор?
- Но, кэптен.
Помолчали, закурили - когда я достал сигареты, он протянул мне зажигалку.
Улыбнулся: "Бир?" Тут и я заулыбался - Йес. И мы пошли к столу.

Ну, час точно пиво попили, потом вспоминал, что никаких языковых трудностей практически не было. Думаю, что я мог бы там зависнуть до вечера, но тут появилась тётка в халате и шлепанцах, с тазом, полным сырого белья, и начала орать на мужиков, размахивая руками в сторону автобусной остановки… Намёк был понят - коллектив довёл меня до дверей автобуса Красный адмирал, помахал руками на прощание, и я всё же попал в этот день в музей, посвящённый 6 июня 1944 года.

Много раз вспоминал я эту встречу - совершенно наши люди, совершенно наше место. Люди труда, пролетарии, с тяжёлым бытом и простыми радостями. С глаз тогда
словно пелена спала - фильмы-то все про адвокатов-журналистов-финансистов-полицейских-гангстеров, а настоящая жизнь совершенно другая.

Сейчас с трудом всплывает в памяти лицо этого парня, рыжий, коротко стриженый… Пробки с пива о край стола срывали. Вот они и есть Англия, они и проголосовали.

Джон Булль - это не банкир из Сити. Джон Булль - это они, а не друзья Ксении Лариной из театральной среды.

"Навис покров угрюмой нощи" и выстрел "Авроры"
Война на Севере
pavel_vish
Оригинал взят у vbulahtin в "Навис покров угрюмой нощи" и выстрел "Авроры"
Это моя любимая давняя заметка про Пушкина.

Есть устоявшаяся легенда, что на вопрос «Как вы относитесь к Великой французской революции?» Дэн Сяопин ответил, что прошло слишком мало времени с тех пор – всего 200 лет, и рано давать какие-то оценочные характеристики.

Мне кажется, что историческая ретроспектива пока еще невелика, чтобы в полной мере оценить Пушкина. Да.
Прежде чем смеяться, попробуйте сделать усилие и обозреть Историю мира не в коротком отрезке 100-300 лет, а хотя бы в 1000 (тысячу) лет.

Перенесемся назад - увидим в глуби веков мало приятного для нашего зрения.

Развитие цивилизации, развитие общественной мысли, общественных отношений да и многие промежуточные итоги прогресса, когда людей переставали сжигать, переставали заливать им в горло свинец, сдирать с них кожу... и технологично отравлять газом, а потом постепенно допустили до выборов во многом связаны с творческой деятельностью широкого круга лиц, которых можно отнести к гуманистам (разного вида, величины, "индекса цитируемости", религиозной и национальной принадлежности).Read more...Collapse )



Представление
Война на Севере
pavel_vish
Скр-16, на который по выпуску занесла меня злая воля кадровиков, лихорадило. Шутка ли сказать: из девяти офицеров - 5 лейтенантов, ну, один-то второгодок, но в любом случае - больше, чем на других кораблях бригады. Фёдор Андреевич Стратевич глядел на нас с нехорошим прищуром, прикусывая густой ус, а мы пытались добиться его расположения: тщетно - словосочетание "товарищ лейтенант" звучало всё оскорбительнее.

Проходили первые дни нашей офицерской службы, а обстановка и не думала улучшаться. И вдруг кто-то из нас краем уха зацепил кусочек разговора, донесшегося из командирской каюты: "Ты представляешь, механик, мало того, что на каждом совещании корабль детским садом называют, эта сволочь Седлецкий меня воспитателем зовёт, няней, … , так эти лейтенанты даже представляться не собираются! Даже ни намёка, а?!"

И тут мы поняли - вот оно. И намёк в количестве четырёх лейтенантов вечером этого же дня появился в каюте командира с просьбой в надвигающиеся выходные организовать представление по случаю прибытия к месту службы.
Добро было получено, и утром субботы мы с начальником РТС-командиром БЧ-4 тронулись в посёлок. В Видяеве к этому времени заканчивалась эпоха "московского снабжения", но вино-водочный был вполне, вполне…

Два пластиковых дипломата затарились болгарским бренди "Солнечный берег" из расчёта "количество участников + 1" и многозначительно стояли у нас в ногах на площади у ДОФа, где мы старались поймать попутку.
Поймали - из остановившегося уазика выглянул НШ бригады Александр Львович Соколов и со словами: "Смотрю - вроде мои лейтенанты…," махнул рукой в сторону задних дверей.
И вот тут-то мы поняли, что звон бутылок может быть траурно окрашен, опыт службы только нарабатывался, о прокладках в межбутылье мы и не подумали - на каждом ухабе дипломаты позвякивали, тренькали, булькали… Александр Львович тактично молчал всю дорогу и, только выпустив нас на плацу, негромко скомандовал: "Командира ко мне, лейтенанты, командира ко мне…"

Федя, выслушав наш сбивчивый рассказ об удаче насчёт коньяка и неудаче насчёт начальника штаба, зыркнул лиловым молдавским глазом: "Хочешь, чтобы было хорошо - сделай сам!" и отправился за фитилём с неясными последствиями на ПКЗ "Атрек".
В кают-компании тем временем продолжалась суета - шипели отбивные на сковородке, шёл парок из лагуна с картошечкой, селёдочка поблёскивала растительным маслом…
Механик с озабоченным лицом покосился на эту красоту и махнул рукой: "Сворачивайте к чёртовой матери," но не выдержал, рассмеялся: "Да ладно вам, литера, сейчас Федя отмажется, тем более, что сам добро дал!"

Так оно и случилось, Федя вернулся возбуждённый, но весёлый - вечер прошёл в тёплой атмосфере, люк офицерского отсека отдраили только на следующее утро, а на подъёме флага в присутствии заглянувшего на корабль начальника штаба я уже был не "товарищ лейтенант", а "штурман", а Вова Фарыкин - "начальник", а Фаворский - "групман"...
И началась моя офицерская служба.

А вот о праздниках.
Война на Севере
pavel_vish
Русские, ведь сегодня наш праздник! 4 ноября - хороший день, спору нет, 12 июня - аж скулы сводит от радости, но именно сегодня наш праздник!

День Кирилла и Мефодия, сделавших для нас больше, чем кто бы то ни было в истории - они нам дали азбуку, слово, нет, не так - Слово!
Два монаха - дипломаты, разведчики, миссионеры, святые, взявшие наших предков под крыло византийской культуры, приобщившие нас к христианским народам, давшие нам место у неиссякаемого источника Божьего Слова, которое звучит с тех пор и на русском языке!
Именно эти фигуры в монашеских клобуках в основе русской литературы, начиная с Повести о Законе и Благодати, Повести Временных Лет, именно они в начале нашей истории, с их приходом оформившейся и ставшей летописной.
Слава двум братьям, увидевшим в славянах искру Божию и затеплившим свечу нашей памяти, простирающейся в прошлое! Свечу, о которой Симеон Гордый сказал: "…дабы не престала память родителей наших и наша, и свеча бы не угасла…"
С праздником, друзья!

Про ядерное оружие
Война на Севере
pavel_vish
Когда-то давным-давно мне казалось, что Советский Союз (и я вместе с ним) испытывает острое чувство смущения от обладания ядерным оружием - ну, всякие пасхальные марши Бертран Рассел и прочая прогрессивная мировая общественность… Неудобно, мы ж, вроде, оплот и надежда, а вот империалисты нас заставили обзавестись.

Став военным, я, тем не менее, продолжал относиться к этой замечательной дубине, как к оружию Dies Irae - никогда! никогда!
А вот пожив последние двадцать пять лет, наконец-то уяснил всю полезность ракетно-ядерного арсенала со всеми его замечательными ипостасями в виде КРМБ, БРПЛ, ТЯО, РВСН и прочим.
Больше полезного, больше!

Комдив
Война на Севере
pavel_vish
Писал комент в ФБ и вспомнилось, как однажды Скок на каком-то сборе, когда очередной московский визитёр (то ли Сосковец, то ли Дима Якубовский, не помню уже…) призвал нас задуматься о зарабатывании денег, громогласно заявил: "Вооружённые Силы не предназначены для зарабатывания денег. Они предназначены для того, чтобы их тратить. Попросту говоря - перерабатывать квадратный хлеб в круглое говно!"

IMG_3913.jpg

Николай Алексеич Скок - первый командир Удалого, командир 10 брплк, а затем 2 дплк. Небольшого роста, лысый, несдержанный на язык, но вместе с тем дипломатичный и жовиальный, лихой моряк и человечный командир, умел рубить сплеча, но предварительно подумав. Белорус. Любимый всеми и любящий Таисью, которая легко и непринуждённо руководила им, как только он оказывался в пределах досягаемости: но это происходило редко - моряк потому что.
Меня звал ПГВ, в минуту раздражения - Пашабл…ть!

Помню и люблю.

?

Log in