Война на Севере

pavel_vish


Дневник мещанина


[sticky post]Эпиграф
Война на Севере
pavel_vish
"… Не торговал мой дед блинами,
Не ваксил царских сапогов,
Не пел с придворными дьячками,
В князья не прыгал из хохлов,
И не был беглым он солдатом
Австрийских пудреных дружин;
Так мне ли быть аристократом?
Я, слава Богу, мещанин…"

О политзанятиях.
Война на Севере
pavel_vish
Каждый понедельник - день политической учёбы: в системе политзанятий (у личного состава), в системе марксистско-ленинской подготовки (у офицеров-мичманов). Да, чуть не забыл - в университетах марксизма-ленинизма (забыл, для кого, для политотдельских, наверное).

В каждой группе был наглядный материал. Постоянно действующий: плакат с ленинским политбюро (прибили к переборке и забыли), политическая карта мира; оперативно меняемый и дополняемый: состав Варшавского договора, блок НАТО, показатели роста экономики, ну, и там по мелочи - поголовье коров и прочее…
Кроме агитматериалов обязательным было наличие указок, и не этих новомодных телескопических, а кошерных - деревянных, выточенных мастеровитым Рустамом, или из стеклопластика с черной карболитовой ручкой.

Само занятие - отдельная статья… Абсолютное большинство руководителей групп готовилось к нему, используя, в лучшем случае, методические указания по подготовке из журнала "Коммунист Вооружённых сил". В худшем (и в основном) - включались резервы памяти, материалы из вчерашней программы "Время", а потом с помощью нехитрого методического приёма занятие плавно переходило в служебное совещание с определением худших, маканием их в навоз под лозунги типа "Вся страна в едином порыве, а старший матрос Декуссаре спит во время осмотра и проворачивания…"

Несомненно важный и нужный смысл этих мероприятий был утрачен задолго до 80-х годов, когда всё, что было связано с партией, с программой КПСС, материалами съездов и пленумов, навязло в зубах, потеряло связь с реальностью - и это понимали все. Командиры, политработники-комиссары, политотдельские клерки-проверялы, офицеры, матросы - всем была ясна никчемность этого единого дня торжествующей идеологии, выхолощенной и доведённой до состояния мумии, лишённой жизни, направленности к чему-то, не измеряемому деньгами, колбасой и рулонами туалетной бумаги. Одни видели это чётко, осознавая и последствия, и причины, другие нерезко, но общее настроение в ходе этих мероприятий можно было характеризовать одним словом - раздражение.

И что же было делать? Что нужно было делать нам - молодым офицерам, пришедшим в кубрики к своим матросам, таким же гражданам нашей великой страны?

Был хороший способ вдохнуть жизнь в эту мумию - изучение карты мира. Начинали с союзных республик, потом столицы, потом Варшавский договор, потом лагерь социализма, НАТО, Латинская Америка, Индокитай…

Попутно вспоминались какие-то книги, ведь говоря о Кубе невозможно не вспомнить о корсарах-буканьерах, а глядя в Средиземное море, где в ожесточённом противостоянии находятся силы 5ОпЭск ВМФ и 6 флот США, нельзя не упомянуть об Ушакове и Корфу, Спиридове и Орлове, княжне Таракановой и падении Византии… А там и до недавнего прошлого недалеко - Отранто и Крит, Дарданеллы и Балканские войны…

Политзанятия в Средиземке - особая статья. Стоя в 15 точке между Мальтой и Сицилией невозможно не рассказать о норманнах и мальтийских рыцарях, Пифагоре и Пунических войнах.

И слушают внимательно, и ждут следующих занятий, и терпят обязательную жвачку про решения партии и правительства, и нетерпеливо обрывают какого-нибудь тормознутого паренька, елозящего по карте в поисках Фолклендских островов: "Да дай сюда указку! Вот они, тащ… А здесь что было?"

И ведь учили карту - от зубов отскакивало! И планы партии по строительству очередных комбинатов и БАМов ложились в разных часовых поясах на разные города и реки, и грандиозность задач зримо вырисовывалась на огромном розовом пятне в северном полушарии…
А потом пропадала. И пропала навсегда.

Но очень надеюсь, что карту мира на теперешних политзанятиях, как бы они сейчас не назывались, продолжают изучать. И знание географии будет по-прежнему верным признаком, прошедших срочную службу.

Обсервация -37
Война на Севере
pavel_vish
Понеслись вопли о трудностях крымчан под российским флагом. Ну, кроме ожидаемого вранья (500 уе - квартплата, например) проскакивают и вполне реальные ситуации, связанные с трудностями во взаимоотношениях с органами власти и пр.

Ничего удивительного в этом нет - все проблемы под жовто-блакитным флагом решались за 500 гривен: и налоговые, и санэпиднадзор, и пожарные, и ДАI… Теперь не так. Государственная машина РФ на любых уровнях власти неспешная и невнимательная, деятельность чиновников жёстко регламентирована - на моих глазах в Ростехнадзоре вводились регламенты, исключающие любую возможность личного участия в решении вопроса заявителя. Но те же регламенты жёстко и однозначно свели на нет коррупционные компоненты.

Мы-то здесь уже привыкли, что нужно написать бумагу, ждать 30 дней в соответствии с законом и пр. А крымчане - нет. Им трудно понять, что вопрос, при существующем в остальной России и внедряемом в Крыму документообороте, невозможно замылить, положив бумагу под самый низ стопки, но и ускорить его с помощью "барашка в бумажке" в 99% случаев невозможно - программа не даст. Особенно это касается коммерсантов.

Человек на конечной остановке автобуса поставил будку и начал торговать там сигаретами-пивом-рыбкой вяленой… Через год пристроил зальчик, ещё через некоторое время дополнил прилавком с хозтоваром и тд. А теперь - нельзя. Да, нельзя - нет в России таких ларьков, мы уж лет десять о таких точках забыли.. Обида? Конечно. Что тебе посоветовать - не знаю. Но наши вывернулись - вывернешься и ты. Даром что-ли бывший офицер.

Цены выросли и продолжают расти – да. И во всей остальной России тоже. Так и пенсии выросли, а зарплаты подрастут – сейчас вонзят работодателям кол трёхсторонних соглашений о минимальной заработной плате, и подрастут…

Не всё сразу, не всё быстро. Процесс нивелирования жизни в Крыму/Севастополе с остальной Россией, только начался.

Но поглядите на север, за Сиваш, крымчане, севастопольцы, не отворачивайтесь – смотрите их ТВ, заглядывайте на сайты… Этого безумия у вас уже не будет.

О персональной ответственности.
Война на Севере
pavel_vish
В училище преподаватель профильных кафедр постоянно напоминали нам о личной ответственности штурманов. Многократно описывалась ситуация, когда командир то ли в силу ложно понятой задачи, то ли в результате недоразумения отдаёт приказ, который может привести к навигационной аварии/происшествию. При этом повторялась примерно такая фраза: «И тогда вы берёте КРАСНУЮ ручки, записываете все обстоятельства в навигационном журнале и несёте командиру корабля для ознакомления. И добиваетесь, чтоб подписал!» С учётом того, что ручкой в навигационном журнале вообще писать нельзя – и это было первое, что мы усваивали по навигации,- слова про запись КРАСНОЙ пастой врезались в память. И таились там, в глубинах. До поры, до времени.

И такая пора у меня наступила – на второй год службы, в Гремихе. Скр-126, на котором я тогда быковал (был бычком, т.е. – командиром штурманской боевой части), заступил в навигационный ремонт с готовностью к выходу 120 часов. Каково, а? 120 часов – это пятеро суток, это ж здорово! Я совсем недавно пришёл на корабль, переведясь с скр-16. Эдик Гиндин, едва дождавшись моего появления, вручил мне ключи от секретного ящика, сделал ручкой и умотал вместо меня на Каспий, едва успев на Воровский.

А мне всё в боевой части не понравилось. Нет, не то, что не хватало 3 секундомеров, 8 часов 5-2ЧМ, двух параллельных линеек и бессчётного количества измерителей, нет. Это-то как раз обычное дело. Эдик был человеком весёлого нрава, добрым – и пофигистом. Беспредельным. Вместо чётких предварительных расчётов на картах были какие-то полустёртые пометки плотницким карандашом, корректура 1 комплекта закончилась месяца за два до моего прихода, а ключи от секретного ящика оказались не нужны – замки были безнадёжно сломаны. Техника работала, но гирокомпас подозрительно долго реагировал на повороты - подсвечивая фонариком в окошечко бадьи, я с трудом разглядел там чувствительный, в мутной поддерживающей жидкости плавали лохмотья и волосья. Электрик что-то рассказывал насчёт «да три месяца назад меняли жидкость», но сознался, что за полтора года службы ни разу стол не откручивал.

Таких незначительных, по мелочи, вопросов накопился вагон. Поэтому и выход в навигационный ремонт на 30 суток я принял как подарок судьбы для исправлеия ситуации. И взялся исправлять. Заполучив добро командира (капитан-лейтенант Персиянов, красавец с усами!), я выгрузил чувствительный, вылил этот питательный бульон из бадьи, и отправился сдавать шарик на поверку в гидрографию, рассчитывая там же разжиться глицерином, бурой и формалином для шаманского ритуала по замене поддерживающей жидкости.

Вернулись мы с электриком, навьюченные, яко ослы, а на корабле приготовление… К бою и походу, да.

В каюте командира сидел НШ дивизиона Леонид Иваныч Ромашко – милейший человек, чуть картавящий, необыкновенно шарманисто произносивший этим выговором командные и прочие слова военно-морского обихода. «Штурман! – заголосил Персиянов,- через два часа выходим на обеспечение единички! Подводники очень просят, у них контрольный выход на боевую»
Ещё год назад гремихинская противолодочная бригада была ОВРой в составе 3 флотилии пл под знаменем «дяди Саши» Устьянцева, человека легендарного, отказать ему, даже перейдя в только что созданную Кольскую флотилию, было невозможно. Насколько я понял из дальнейших инструктажей, даже с ОД флота предполагаемое обеспечение не согласовывалось – так велик был авторитет дяди Саши в «краю летающих собак».

«Так что, идите, штурман, готовьтесь, компас запустили?» - «Какой компас, товарищ командир, я ж чувствительный выгрузил?» - «Как выгрузил? Кто разрешил?» - «Так вы и разрешили, и жидкость слил…» - «Как слил?!!»

Уговоры и угрозы, попытки перечитать руководство по эксплуатации ГК «Курс-4» ни к чему не привели – на замену жидкости требовалось минимум 2 часа, а потом компас надо было открутить на незатухающих колебаниях 3 часа, потом на затухающих ещё минимум 2, потом несколько часов пеленговать отдалённый ориентир… Физика была против.
Но физика далеко, а я близко: «Идите, готовьтесь, товарищ лейтенант – пойдём по магнитному. И помните, вы несёте персональную ответственность за безопасность кораблевождения!»

Вот когда я про персональную ответственность услышал, то вспомнил училищных преподавателей с их мантрой про красную ручку. Поднявшись в штурманскую, я взял навигационный журнал и расписал красной ручкой все обстоятельства этого приготовления, включая свои сомнения в качестве проведения девиационных работ. И оставил место для подписей командира и старшего на борту – Ромашко.

Вскоре они оба ввалились в штурманскую: «Прошу ознакомиться, товарищ командир, и подписать,» «Что?! – возопил Перс,- вы что себе позволяете, штурман, как вы смели ручкой в навигационном журнале…» И на тон ниже: «Что вы здесь за чушь понаписали…», прочитал – и расписался, закусив ус… Ромашко, перехватив у него из рук журнал, прочитал, крякнул – и тоже расписался.

Они оба надели тулупы и зимние шапки, вылезли на открытый мостик и не слезали с него все последующие двенадцать часов выхода, периодически вызывая меня к себе и шпыняя за то, что в нактоузе магнитного компаса плавают хлопья белой пены, а на картушке невозможно прочесть румбы, а также за то, что прогноз не оправдывается, а также за то, что солнце зашло на 4 минуты позже табличного времени, а также за то, что… В-общем, я тоже надел тулуп и торчал на ходовом, время от времени спускаясь в штурманскую, чтобы определиться по РЛС…

… Ошвартовались рано утром. Намерзлись, хотя зима ещё не пришла. Спать хотелось неимоверно. «Штурман, – позвал меня командир, - навигационный журнал переписать, я уже дал команду секретчику, получите у него чистый бланк за тем же номером, а этот сожжёте при мне. Срок – к обеду.»

Такие дела.

Обсервация -36
Война на Севере
pavel_vish
Слухи о техническом кретинизме женщин преувеличены. Или даже вовсе не имеют под собой оснований.
Понадобилось мне как-то со стиральной машиной поупражняться - обломился. А жена всё сделала моментально - и повторное прополаскивание включила, и отжим…

Или они это специально придумывают, чтоб скидкой, так сказать, пользоваться...

Внезапно
Война на Севере
pavel_vish
IMG_3030.jpg

Стараниями Рената Мустафина акаmu_rena добрая половина моих баек оказалась в этой записной книжке… Спасибо, Ренат. Очень приятно.

Обсервация -35
Война на Севере
pavel_vish
Обратил внимание, что среди удручённо рассуждающих об очередном успехе доллара/евро в гонке с рублём очень много молодых людей, помнящих 98 год весьма смутно - из детсадика, из пубертатных мечтаний старших классов или сквозь призму первых взрослых радостей, пришедших вместе с неоконченным высшим.

Вот меня, пережившего дефолт на собственной шкуре, потерявшего то немногое, что обещала мне тогда при увольнении Родина-мать, и вышедшего в гражданскую жизнь с голой задницей, теперешний гандикап нисколько не волнует.

Когда за день доллар с трёх рублей подскакивает до 16, а через неделю уже 23 - как после этого может волновать то, что происходит сейчас?

Хочу сказать, что переживания по этому поводу людей моего поколения и старше - лицемерны и политически мотивированы

Товарищ Генеральный секретарь
Война на Севере
pavel_vish
А вот интересно - на каком из Генсеков ООН произошло снижение статуса этой должности?

Помню из детства:
Даг Хаммаршельд - тот для поддержания статусности лично летал с Лумумбой разбираться, на чём и кончилась звёздная биография,
У Тан - вроде, нет, авторитетный бирманец (?), войну в Индокитае не слил, старался сохранить объективность и отстраненность,
Курт Вальдхайм - тролль и агент KGB, всем давал понять, что за ним серьёзные люди…
Перец де Куэльяр - тень Франко шла перед ним, "Безоблачное небо", всё такое.

Наверное, с Бутроса Гали, отбросившего всякие приличия и чётко определившегося - к какой стороне нужно присосаться…

Последующие - просто отстой и персонажи Футурамы.

О психологической устойчивости
Война на Севере
pavel_vish
Боевая служба очень сильно действует на психику. Был бы я законодателем, я бы запретил голосовать пришедшим с боевой сроком более четырех месяцев. Нет, с трёх, пожалуй, бы запретил. На год, наверное, пока не восстановится адекватность в оценке событий береговой жизни.

Помню в Средиземке попалась нам в руки подшивка журнала "Физкультура и спорт", в нескольких номерах бомба от Поля Брэгга - "Чудо голодания". Почитали-почитали, да и взялись устраивать жизнь по Брэггу. Да так активно, что через несколько дней в каютах на полках стояли ряды баночек с мочой - учитель настоятельно советовал контролировать изменение цвета и консистенции. Запах не раздражал, нет, ну, может, первое время… На качке тоже проблемы возникали неприятные с этими баночками. Да и доктор ругался - всю кладовку у него разнесли из-за баночек с широким горлом.
Голодували основательно, раз в пять дней - только вода, выходили из голодовки мёдом. Само прошло, без аминазина, как только домой зашёл - так и прошло.

А ещё мой приятель решил научиться играть на баяне и, отобрав его у дочери, взял с собой на боевую. Только вот слуха у него не было. Совсем. Даже на ритм. А я, как на грех, не только музыкалку в детстве закончил, но и ему об этом сказал. Вот и учил.
Баян, чтоб вы знали, отличается от пианино-рояля, там кнопочки по хроматической гамме стоят. Сложно было перейти. Но перешли. Сперва ноты изучили, скрипичный ключ, легато..., и вот уже "Во поле берёзка стояла" играется. Но не слышится - с ритмом у нас нелады. Долго мы это дело преодолевали. Потом осенило - ногой притоптывать.
Получилось, но проблемы теперь были не только у соседей из 21 и 17 кают, но и у жителей кубрика на нижней палубе… Достигли консенсуса в каюте комбрига - определили график занятий, чтоб поспать люди могли без душевного скрежета. Научился, кстати: к концу боевой семь русских народных композиций из самоучителя играл виртуозно. Больше, правда, ничего. А я с тех пор как-то не очень русские народные композиции…

Ещё спорт. Очень некоторых вштыривает - ну, гири там, гантели, понятно. Турник, отжимания - очень интеллигентно. Выход силой, подъём переворотом - академично даже.
Но вот бегать начнут - тут уж спасу нет. Натянут треники и после ужина погнали - от первой башни по правому борту на торпедную площадку, вдоль надстройки до волнореза, на левый борт-шкафут-АУ №1. Не помню уже, сколько там метров, но кругов они нарезали не меньше пятнадцати за раз. И бегут цугом, в затылки друг другу дышат, того и гляди "Лыжню!" орать начнут. Если в каюте в это время - топот над головой нескончаемый, ага.
А потом в каюту придёт: весь мокрый, течёт с него, маечку стянет - и на леерочек, который в каюте под подволоком протянут, на верхней палубе, говорит, до завтра не высохнет. А потом: "Давай, Паша, на баяне поиграем…" Маечки-то я заставил в другом месте сушить, а вот от баяна откосить не смог, нет.

Или охрана окружающей среды. В 4 точке идём на барказе с Достойного на Бессменный, я старший. Вдруг вижу - баковый крюковой отпорником цепляет что-то в море и - раз!- перемахивает в носовой отсек. Черепаха морская, коричневая, брюхо светлое, ластами шерудит активно. Полметра в растяжке. Ах ты ж, говорю, злодей! Человечество тут Красные книги пишет, всех рыб пересчитали, а ты черепах ловишь, нет бы понаблюдать за ней, зарисовать там… Ну-ка за борт её, чего заорали! За борт, я сказал, вам дай волю - везде нефтяные вышки поставите, всю тундру загадили на севере… Ляпнули они её за борт, пошли дальше.
А вечером в кают-компании такой супчик подают - бульон янтарный, запах с ума сводит, мясо просто тает на языке. Откуда, спрашиваю, кормильцы, еда такая, вкуснотища - спасу нет! А кают-компания на меня с интересом таким поглядывает, с прищуром ироническим. Вестовой докладывает: "Так вы ж на катере черепаху-то добыли, тащ…" А комбат Кулинченко улыбается: "Старый бушлат за борт выкинули, Пал Георгич, а черепахе башку-то сразу свернули"
Ничего в груди не шевельнулось по поводу окружающей среды - очень уж супчик хорош.

Так что - на год поражать в правах, на год - и по выборам, и по всяким действиям юридическим, наследство там, покупки крупные… Или на два. На два лучше, С гарантией.

Такие дела.

Обсервация - 34
Война на Севере
pavel_vish
В части, касающейся истории выборов президента РФ, меня к настоящему времени оскорбляют два момента:

- Березовский: "В этой стране я обезьяну сделаю президентом,"

- Ходорковский - «Если представится необходимым преодолеть кризис и провести конституционную реформу, основная часть которой будет состоять в перераспределении президентской власти судебной системе, парламенту и гражданскому обществу, я буду готов взять на себя эту часть работы», — рассказал экс-глава ЮКОСа, отвечая на вопрос о планах в будущем стать президентом России.

Даже история с выборами 96 года не задевает меня так сильно, как эти два гешефтмахера со своими претензиями...

You are viewing pavel_vish